Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Тоже дизайн

Оригинал взят у ombudskid в Художник расписал тюрьму
Оригинал взят у zuhel в Художник расписал тюрьму
Художник Маркус Линненбринк рисует в линеечку. Картины, скульптуры, любые поверхности он покрывает зеброй ярких контрастных полос. Определённо можно сказать, что эти линеечки и есть неповторимый авторский стиль немецкого художника, осевшего ныне в Бруклинском районе города Нью-Йорка.



Вот это, например, Дюссельдорфская тюрьма.



И это тоже. Необходимо признать смелость автора и прогрессивность администрации пенитенциарного заведения города Дюссельдорфа.



Что чувствует посетитель, идущий таким Коридором Судьбы? Сердце меняет ритм, учащается дыхание, вы тоже слышите этот странный запах? Это она, аура современного искусства! Ещё стробоскопов добавить и получится красивый коридорчик для проверки эпилептиков на постоянство диагноза.



В чём же состоит замысел автора, визуализированный на стенах немецкого тюремного коридора? Что могут рассказать нам эти полосы? Эти длинные, толстые линии.

Оставим аллегории с полосатою робой или прутьями тюремной решётки как слишком примитивные для художественного таланта, признанного в Бруклине.



Обратите внимание на яркие, разрывающие глаз чередования. Быть может, это реальная жизнь открывает многообразие цветных переживаний гражданину, застрявшему между Чёрной и Белой половинами подросткового максимализма?

Рисунок линейный, как течение времени, но линии непостоянны — одни сползают со стен под ноги, другие наоборот, уходят из-под ног на стену. Потёки контрастных цветов на стене чередуют монотонную ленту, будто бы необычные дни наполняют неожиданностями размеренную жизнь. Внезапно полоса меняет цвет — нет постоянства. Поток силён, течения разнообразны, всё нестабильно. Сожми-ка булки, идущий по Коридору Судьбы!

А можно ли пройти этот коридор, не наступая на красные линии? А на голубые? О чём только ни задумается беспечный путник по пути в камеру для свиданий Дюссельдорфской тюрьмы.



Витольд Крабов сейчас недоступен для комментариев, поэтому позволю себе лишь одно замечание: вот эти художественные потёки и, как бы это сказать... манера письма крупными малярными мазками, играя на контрасте с безупречной белизной чистых поверхностей, они в своей неряшливости не переходят грань.

Но ведь и года не пройдет, а где-нибудь придётся подштукатурить, повесить хоть какие-то элементы навигации, затёртый пол подновить. И что будет, если вдруг эта невидимая грань, отделяющая так называемое искусство от мазни пьяных дальтоников-маляров, окажется пройдена? Придётся снова вызывать маэстро Линненбринка? А ну как его там в Бруклине подучили цену заломить? Кто тогда будет ремонт оплачивать? Опять одни вопросы!



По-моему, обновлённый коридор Дюссельдорфского казённого дома, как телеграфная линия, передаёт на волю один единственный, но очень важный сигнал. Тюрьма теперь действительно пугает. И некоторых аж до припадков.

Интересно, что об этих полосочках скажет Пол Смит?

Сайт Маркуса Линненбринка: markuslinnenbrink.com
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments