Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Рождественская история

https://youtu.be/z1numcM6I2U

Ганс Христиан Андерсен "Девочка со спичками":

"Морозило, шёл снег, на улице становилось всё темнее и темнее. Это было как раз в вечер под Рождество. В этот-то холод и тьму по улицам пробиралась девочка с непокрытою головой и босая. Она, правда, вышла из дома в туфлях, но куда они годились! Огромные-преогромные! Последней их носила мать девочки, и они слетели у малютки с ног, когда она перебегала через улицу, испугавшись двух мчавшихся мимо карет. Одной туфли она так и не нашла, другую же подхватил какой-то мальчишка и убежал с ней, говоря, что из неё выйдет отличная колыбель для его детей, когда они у него будут. И вот девочка побрела дальше босая; ножонки её совсем покраснели и посинели от холода. В стареньком передничке у неё лежало несколько пачек серных спичек; одну пачку она держала в руке. За целый день никто не купил у неё ни спички; она не выручила ни гроша. Голодная, иззябшая, шла она всё дальше, дальше. Жалко было и взглянуть на бедняжку! Снежные хлопья падали на её прекрасные, вьющиеся, белокурые волосы, но она и не думала об этой красоте. Во всех окнах светились огоньки, на улице пахло жареными гусями; сегодня ведь был канун Рождества - вот об этом она думала...

Наконец, она уселась в уголке за выступом одного дома, съёжилась и поджала под себя ножки, чтобы хоть немножко согреться. Но нет, стало ещё холоднее, а домой она вернуться не смела: она ведь не продала ни одной спички, не выручила ни гроша - отец прибьёт её! Да и не теплее у них дома! Только что крыша над головой, ветер так и гуляет, несмотря на то, что все щели и дыры тщательно заткнуты соломой и тряпками. Ручонки её совсем окоченели. Ах! Одна крошечная спичка могла бы согреть её! Если бы только она смела взять из пачки хоть одну, чиркнуть ею о стену и погреть пальчики! Наконец, она вытащила одну. Чирк! Как она зашипела и загорелась! Пламя было такое тёплое, ясное, и когда девочка прикрыла его от ветра, ей показалось, что перед нею горит свечка. Странная это была свечка: девочке чудилось, будто она сидит перед большою железною печкой с блестящими медными ножками и дверцами, как славно пылал в ней огонь, как тепло стало малютке! Она вытянула было и ножки, но огонь погас. Печка исчезла, в руках девочки остался лишь обгорелый конец спички. Вот она чиркнула другою; спичка загорелась, пламя её упало прямо на стену, и стена стала вдруг прозрачною, как кисейная. Девочка увидела всю комнату, накрытый белоснежною скатертью и уставленный фарфором стол, а на нём жареного гуся, начинённого черносливом и яблоками. Что за запах шёл от него! Лучше же всего было то, что гусь вдруг спрыгнул со стола и, как был с вилкою и ножом в спине, так и побежал вперевалку прямо к девочке. Тут спичка погасла, и перед девочкой опять стояла одна толстая, холодная стена. Она зажгла ещё спичку и очутилась под великолепной ёлкой, куда больше и наряднее, чем та, которую девочка видела в сочельник, заглянув в окошко дома одного богатого купца. Ёлка горела тысячами огоньков, а из зелени ветвей выглядывали на девочку пёстрые картинки, какие она видывала раньше в окнах магазинов. Малютка протянула к ёлке обе ручонки, но спичка потухла, огоньки стали подыматься всё выше и выше и превратились в ясные звёздочки; одна из них вдруг покатилась по небу, оставляя за собою длинный огненный след. "Кто-то умирает!" - сказала малютка. Покойная бабушка, единственное любившее её существо в мире, говорила ей: "Падает звёздочка - чья-нибудь душа идёт к богу". Девочка чиркнула об стену новой спичкой; яркий свет озарил пространство, и перед малюткой стояла вся окружённая сиянием, такая ясная, блестящая, и в то же время такая кроткая и ласковая, её бабушка. "Бабушка! - вскрикнула малютка, - Возьми меня с собой! Я знаю, что ты уйдёшь, как только погаснет спичка, уйдёшь, как тёплая печка, чудесный жареный гусь и большая, славная ёлка!" И она поспешно чиркнула всем остатком спичек, которые были у неё в руках, так ей хотелось удержать бабушку. И спички вспыхнули таким ярким пламенем, что стало светлее, чем днём. Никогда ещё бабушка не была такой красивой, такой величественной! Она взяла девочку на руки, и они полетели вместе, в сиянии и в блеске, высоко-высоко, туда, где нет ни холода, ни голода, ни страха.

В холодный утренний час в углу за домом по-прежнему сидела девочка с розовыми щёчками и улыбкой на устах, но мёртвая. Она замёрзла в последний вечер старого года. Девочка сидела со спичками; одна пачка совсем обгорела. "Она хотела погреться, бедняжка!" - говорили люди. Но никто и не знал, что она видела в последние минуты..."

Пысы. Можно было бы умилиться, если бы память не подсовывала жизнеутверждающие картинки из недавнего прошлого:

37414038_0fa1f28e40ed5782f909ee74b75d0406884273_33884257_17884256_16884253_13884281_410_1ee8b_af406968_XL884261_210_608f9_76196211_XL0_19feb4_44e93d00_XL0_1ef0b_3d7cee31_L

Пыпысы. Кто может помешать свободным людям делать свободный выбор? Так шта... пенять некому.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments