Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Categories:

О любви

http://reshetovskaya.ru/apn-ya-solzhenicin.html
Из рунета: "Познакомились Наталья Решетовская (первая жена) и Александр Солженицын в Ростовском университете.
Она училась на химфаке, а он - на физмате. Летом 1938 года состоялось решающее объяснение. "Уже было темно, - вспоминала Решетовская. - На небе мерцали звезды. Мы гуляли с Саней по Театральному парку - это было самое любимое место наших свиданий. Мы сидели на скамейке под сенью белых акаций и тополей, о чем-то говорили. А потом Саня как-то неожиданно замолчал, глубоко вздохнул и признался мне, что любит. Я просто растерялась и не знала, что сказать, и заплакала". Весной 1940 года они расписались. В свадебное путешествие поехали в Тарусу, жили в доме без удобств. Саня читал ей вслух "Войну и мир", сравнивая юную жену с Наташей Ростовой, а ночи они проводили на сене, которым были набиты даже подушки. Казалось, что впереди долгая и счастливая жизнь. Детей молодой Солженицын не хотел категорически, заставил жену сделать аборт, из-за чего она больше не могла иметь детей. А вскоре грянула война... Когда Солженицына посадили, жена каждый месяц отправляла мужу посылки, несмотря на крайнюю нужду. Получала, к примеру, по карточкам селедку, обменивала ее на хлеб и посылала любимому. После отмены карточной системы Наталья большую часть зарплаты также тратила на передачи. Муж писал ей: "Ты спасла мне жизнь и даже больше, чем жизнь"... В начале 50-х Солженицын вышел на свободу. Вскоре заболел, рак яичек, перенес две операции. Однако все обошлось, устроился учителем на минимальную ставку в 60 рублей, супруга получала 320. Она буквально растворилась в любимом. Служила ему, его делу. Перепечатывала рукописи, вела переписку с осужденными, брала на себя всю рутину. Жизнь налаживалась. В 1957 году писателя реабилитировали. В "Новом мире" напечатали "Один день Ивана Денисовича". Замаячила премия. Появились деньги. Соженицын был скуп: из всех подарков жене - букетик ландышей в день регистрации, иногда ноты, книги. Самый дорогой подарок - серебряный стаканчик... Там, где слава - там и женщины. Муж начал изменять. Решетовская идеализировала любимого, в частности, оправдывая его увлечения тем, что это часть жизни любого творческого человека. И терпела, как терпела всегда. Одной из пассий была ленинградка, профессор математики. История фактически описана Солженицыным в "Красном колесе". Он увлекся. Поехал в Ленинград. Вернувшись, с порога признался в романе. Решетовская сделала выводы, начала за собой следить. Когда в гости пришел Александр Твардовский и начал сыпать комплиментами хозяйке - мол, и доцент, и машину водит, и на пианино играет, - Солженицын совсем размяк. "Можешь все ленинградские письма из папок выкинуть и уничтожить, - сказал он жене. - Этой женщины в моей жизни больше не существует". Весной 1970 года они праздновали юбилей совместной жизни. Писатель провозгласил тост: "Выпьем за то, чтобы до гроба быть вместе", а через несколько месяцев Решетовская узнала, что помощница мужа Наталья Светлова, работавшая с ее Саней с 1968 года, беременна от него. Удар был болезненным. А "Саня" предложить развестись. "Ты будешь моей любовницей" - "успокаивал" он. Развод состоялся летом 1972 года. Вскоре он женился снова. Писателю было 54 года, первой жене - 53, второй - 33. В отчаянии Решетовская приняла большую дозу снотворного. Откачали ее с трудом. Мужчина, видимо, чтобы найти "приличное" оправдание подлости, начал обвинять женщину, самоотверженно посвятившую ему всю свою жизнь и оставшуюся на старости лет с разбитым сердцем, нищую и одинокую, в неадекватности и отрудничестве с органами..."


СОЛЖЕНИЦЫН

Из рунета. "Этапы писательского пути:

- 1918 г. - в Кисловодске в семье зажиточных хуторян родился Александр Исаакович Солженицын. В хозяйстве было несколько пар быков и лошадей, десяток коров, 200 овец.
- 1936 г. - окончил школу в Ростове и поступил на физмат Ростовского универа, переделав отчество на "Исаевич". Занимался в театральной студии.
- 1939 г. - поступил в Московский институт филологии.
- 1940 г. - став сталинским стипендиатом, женился на однокурснице Наталье Решетовской.
- 1941-1942 гг. - прошел артиллерийские курсы в Костроме.
- 1943 г. - поступил на службу в должности командира батареи.
- 1945 г. - чтобы не попасть на передовую, в письмах, которые просматривали особисты, стал нарочито ругать Сталина. Арестован. На следствии закладывал всех знакомых, которые когда-либо вели при нем антисоветские разговоры. Благодаря фискальству, получил всего 8 лет. Отсидел их так: полгода в СИЗО, год в тюрьме на Калужской заставе, четыре года в "шараге" (тюремном НИИ) и два с половиной года - на общих работах в Экибастузе. Избежав таким образом фронта, писал: "Какая же уютная жизнь - шахматы, книги, пружинная кровать, добротные матрасы, чистое белье. Натертый паркетный пол... Эта центральная политическая тюрьма - чистый курорт. Я вспомнил сырую слякоть под Вормдитом, откуда меня арестовали и где наши сейчас месят грязь и мокрый снег, чтоб не выпустить немцев из котла".
- 1953 г. - вышел на свободу. Весь срок Солженицын под оперативной кличкой Ветров активно сотрудничал с органами - стучал на других заключенных. После одного из доносов, например, 22 января 1952 г., группу политзэков расстреляли.
- С 1953 г. - в ссылке в Казахстане. Работал учителем.
- 1957 г. - реабилитирован.
- 1959 г. - написал "Один день Ивана Денисовича".
- 1963 г. - вступил в Союз писателей, купил автомобиль. Включен в список кандидатов на Ленинскую премию.
- 1964 г. - "Новый мир", ранее опубликовавший "Ивана Денисовича", отказался публиковать роман "В круге первом".
- 1967 г. - Солженицын написал открытое письмо коллегам с обличением цензуры. Текст комментировали западные радиостанции.
- 1968 г. - за границей выходит "В круге первом".
- 1970 г. - выдвинут на Нобелевскую премию.
- 1973 г. - исключен из Союза писателей.
- 1974 г. - лишен гражданства. Гастролировал по Европе. В Париже довел до самоубийства директора "Имка-пресс", поставив перед издательством ультиматум: либо его увольнение, либо он их разорит.
- 1975 г. - в Испании поддержал речами бывший режим Франко. Заявления Солженицына вызвали в западной прессе сомнения в его психическом здоровье. Тогда же вышли его "мемуары" "Бодался теленок с дубом" с хамскими характеристиками Шолохова, Шостаковича, Твардовского и маршала Жукова, на каждого из которых писатель "имел личный зуб".
- 1976 г. - растеряв имидж мыслителя и политика, уединился в Вермонте (США) и работал над антисоветским циклом "Красное колесо". По мнению американских переводчиков, его язык "невозможно тяжелый, корявый, суконный, с обилием косноязычных оборотов и слов-уродцев собственного изобретения".
- 1993 г. - после октябрьской бойни на улицах Москвы, в результате которой погибло около 2 тыс. чел., "великий гуманист" заявил: "Это неизбежный этап в борьбе с коммунизмом".
- 1994 г. - возвращение в Россию. С помпой проехался из Владивостока в Москву в шикарном пульмане, оплаченном Би-би-си. Получил бесплатную квартиру от Лужкова. Приватно беседовал с "всенародно избранным" Ельциным, советуя, в частности, отдать японцам Курилы. Вел телебеседы, бесславно сошедшие на нет.
- 2008 г. - умер от сердечной недостаточности. Его книги внедрили в школьную программу вместо Пушкина и Горького, а по всей стране стали открывать памятники..."

Из прессы:

- "Джейкоб Бим, бывший посол США в СССР и глава организации по подрыву соцстран при Совете национальной безопасности США (Operations Coordinating Board), говорил: "Первые варианты рукописей Солженицына были объемистой многоречивой сырой массой, которою нужно было организовывать и редактировать в понятное целое. Я нашел десяток талантливых редакторов и засадил их за основательную чистку текста. Получилась книга "Архипелаг ГУЛАГ", которая помогла сокрушить диктатуру пролетариата в СССР..."
- " В США Солженицын заявлял: "Америка давно проявила себя, как самая великодушная страна в мире. Ход истории сам привел вас и сделал мировыми руководителями... Пожалуйста, побольше вмешивайтесь в наши внутренние дела". https://youtu.be/VwAri8kyzTA
*****

Варлам Шаламов о Солженицыне (из рунета):


ШАЛАМОВ

"Солженицын, как пассажир автобуса, который на всех остановках по требованию кричит во весь голос: "Водитель! Я требую! Остановите вагон!" Вагон останавливается. Это безопасное упреждение необычайно...
- У Солженицына та же трусость, что и у Пастернака. Боится переехать границу, что его не пустят назад. Именно этого и боялся Пастернак. Солженицын боялся встречи с Западом, а не переезда границы. А Пастернак встречался с западом сто раз, причины были иные. Пастернаку был дорог утренний кофе, в семьдесят лет налаженный быт...
- Деятельность Солженицына - это деятельность дельца, направленная узко на личные успехи со всеми провокационными аксессуарами подобной деятельности...
- Ни одна сука из "прогрессивного человечества" к моему архиву не должна подходить. Запрещаю писателю Солженицыну и всем, имеющим с ним одни мысли, знакомиться с моим архивом...
- На чем держится такой авантюрист? На переводе! На полной невозможности оценить за границами родного языка тонкости художественной ткани (Гоголь, Зощенко), навсегда потерянной для зарубежных читателей. Толстой и Достоевский стали известны за границей только потому, что нашли переводчиков хороших. О стихах и говорить нечего. Поэзия непереводима...
- Тайна Солженицына заключается в том, что это - безнадежный графоман с соответствующим психическим складом этой болезни, создавший огромное количество непригодной продукции, которую никогда и нигде нельзя предъявить и напечатать. Вся его проза от "Ивана Денисовича" до "Матрениного двора" была только тысячной частью в море литературного хлама... Он, при свойственной графоманам амбиции и вере в собственную звезду, наверно, считает совершенно искренне, как всякий графоман, что через пять, десять, тридцать, сто лет наступит время, когда его стихи под каким-то тысячным лучом прочтут справа налево и сверху вниз - и откроется их тайна...
- В вопросах искусства, связи искусства и жизни у меня нет согласия с Солженицыным. У меня иные представления, иные формулы, каноны, кумиры и критерии. Учителя, вкусы, происхождение материала, метод работы, выводы - все другое. Лагерная тема - это ведь не художественная идея, не литературное открытие, не модель прозы. Лагерная тема - это очень большая тема, в ней легко разместится пять таких писателей, как Лев Толстой, сто таких писателей, как Солженицын. Но и в толковании лагеря я не согласен с "Иваном Денисовичем" решительно. Солженицын лагеря не знает и не понимает...
- После бесед С/олженицыным/ чувствую себя обокраденным, а не обогащенным..."

Пысы. Ну, а я, как обычно, смотрю на лица. Две фотографии двух писателей. Сравните. Одно это снимет все вопросы и правильно расставит акценты. Слова - лгут. Лицо - нет... Недавно в ленте встретила гадости про Шаламова. Пусть того, кто их написал, постигнет такая же судьба. DIXI.

И еще про любовь. Тема "умных" женщин.


Брик и Маяковский

Одной из них, без сомнения, была Л.Ю. Брик. Страшна, как смерть, но житейски хитра и цепка, довела яркого и безвольного беднягу Маяковского до смерти. Без шеи, с присунутой вниз и вперед чутконосой головой. Все знала про свою фигуру - недаром так скрестила ноги. Верхние лапки сложила - закрылась. И психологически, и плоскую грудь типа примаскировала. Вот только... эээ... личико не спрятать. "Любовь зла" (с). Ну да, ну да. Особенно, когда ты - наивный человек, а твоя "великая любовь" - к тому, кто понятия не имеет ни о том, что такое благодарность и благородство, ни о культуре чувств, либо презирающем таковые, как "слабость". Сплошь и рядом. И да, совсем не секрет, что изощренный секс, в сочетании с коварным умом, особенно если таковую даму курируют определенные силы, может подкосить любого мужика. Например, Палеологиня, сумевшая исподволь вертеть своим мужем Иваном III, внесла в тогдашние обстоятельства "новизны", трагически изменившие характер власти и народный менталитет... Вообще тема секса слишком преувеличена. С ним давно все ясно. Его уже вытянули "за ушко и на солнышко", рассмотрев со всех сторон. Это один из "ядов", с помощью к-рого можно манипулировать не только отдельными людьми, но и целыми массами. Обратите внимание, сколько нравственной грязи бывает в зарубежных фильмах. После некоторых из них, как после посещения канализационных тоннелей, хочется вымыться в хлорке (недаром сегодня у тех же успешных норвежек, ценящих личную свободу, стало модным как можно дольше хранить целомудрие, делая упор на образовании и финансовой независимости). Никто не спорит - "всё яд 😇, не яд лишь только мера"🤔, и разумный секс снимает стресс😀, без него не рождаются дети (хотя сегодня вполне можно обойтись услугами эко, а стрессы снимать в спортзалах и водными процедурами: нежась в ванне с полезными и душистыми солями, плавая в бассейнах, отдыхая на море, посещая термальные источники, спа, хаммамы с их не только водными  - вода расслабляет лучше всего, особенно, в сочетании с красотой, запахами и массажами, т.е. полезностями с тактильными ощущениями - но и другими расслабляющими и безопасными процедурами) и тэдэ. И не надо мне тут про "девочек" втирать, пошлая скотобаза. Такими вот и манипулируют с помощью "нажатия на нужные точки" умные шелоб. Давно пора честно отнести секс, "вытащив" из области "сакральности", куда его впихивают разные... эээ... "мистические" психопаты, к разряду спорта. При этом чреватого многими проблемами. Ну, а любителей смотреть, как голые человеческие тела трутся друг об друга, громко хлюпая и принимая нелепые позы, кроме как извращенцами, назвать трудно. Будь я царихой, "залетевшим" женщинам законодательно гарантировала бы щедрую государственную поддержку (естественно, контролируемую, ибо полно самок, рожающих, как кошки, и не желающих ухаживать за детьми и пестовать из них достойных людей) в рождении и воспитании деток; теток нерепродуктивного возраста, одержимых сексом, подвергала бы общественному осмеянию, ибо это реально смешно, а для мужиков от семнадцати до ста лет (все равно они остаются рабами собственного тела, а спорить с природой бесполезно) открыла бы публичные дома (пусть там "трудятся" особи со "сбитой программой", раз им не влом), которые так же, как и любое другое "производство", платили бы налоги в городскую казну, гарантируя клиентам безопасный секс, ой, спорт. И вапче пора институт супружества сделать более гибким, чтобы не плодить несчастных людей. Как и добиться такого качества т.н. общественной жизни, чтобы за него не было стыдно. "На свете щастья нет, но есть покой и воля". И асимптота щастья. Ладно, троллю... Из рунета: "Татьяна Толстая говорит: "Знаете, Ваксберг написал книжку про то, с кем спала Лиля Брик, то есть про самое интересное (Т.: вот и наглядная фрейдистская "оговорочка", хехе) , и что удивительно - совсем без пошлости, очень аккуратно и с большим тактом". Купила книгу и прочла. Книжка вполне замечательная, очень хитро сделана. Аркадий Ваксберг постоянно подчеркивает величие Лили Юрьевны, лукаво возмущается ее клеветниками, педалирует свое уважение и восхищение ЛЮБ и при этом исподволь и совершенно бесстрастно дает убийственный ее портрет. С кем спала? Да если вкратце, то решительно со всеми. Связи с ЧК-НКВД-КГБ? Были, были, безусловно, даже удостоверение этой организации у нее имелось. Мучила Маяковского и с большим расчетом сводничала для него? Тоже было такое, факт. Врала и лицемерила? Никуда не деться, к великому сожалению автора, отрицать это невозможно. Алчной стяжательницей вилась вокруг поэта? Ох, да. Но ведь он ее любил, ужасно любил (Т.: в том-то и дело, что психологически и физиологически подсел на мощный крючок патологической зависимости, потеряв и волю, и разум).



Цитата из письма Лили Маяковскому за границу: "Очень хочется автомобильчик. Привези, пожалуйста. Мы много думали о том - какой. И решили - лучше всех Фордик. 1) Он для наших дорог лучше всего. 2) Для него легче всего доставать запасные части... Только купить надо непременно Форд последнего выпуска, на усиленных покрышках-баллонах..." Это, на минуточку, 27-й год. И какая липкая кокетливая гадость - "этот автомобильчик", "Фордик". В глазах темнеет, сдавливает виски и затылок от запредельной какой-то подлости и низости. И не в том дело, что она погубила одного из лучших поэтов - эту распространенную точку зрения я не разделяю, там все много сложнее было. А дело в удивительной ее бесчеловечности. Ваксберг в последней трети книги делает замечательный авторский кульбит: рассказывая о старости Лили, о борьбе с Людмилой Маяковской за музей (Людмила, кстати, тоже была совсем не подарок), об интригах и сплетнях, он виртуозно вызывает у читателя жалость и сочувствие к старухе. Но эта жалость, человеческая, справедливая, необходимая, тоже, скорее, дань таланту автора: не так уж страшна была Лилина старость, в то же самое время старели и по-другому, без заграницы и дружбы с Сен-Лораном. Из книги: 1976-й, "24 декабря... Икра, крабы, угри, миноги, заливной судак - память о детстве, копченый язык, колбасы всевозможных сортов... Французский сыр... Марроканские мандарины..." Арагон прислал деньги, но в валютных магазинах продавали только вышедшую из моды одежду и устаревшую бытовую технику. Лиля написала министру внешней торговли - ответа не было полгода. Наконец, позвонил глава Госбанка: "Вопрос утрясался. Рад сообщить: вам все-таки разрешили". "Утрясали" на самом верху. Ей-то бы отказали, но не рискнули дразнить Арагона из-за каких-то миног..." Один знакомый рассказывал такую историю. Только-только кончилась война, его вместе с другими детьми везли всем детским домом из эвакуации. Детей разместили на верхних полках, чтобы освободить нижние для пассажиров. И вот на какой-то станции в купе вошла очень элегантная дама с двумя спутниками. Они уселись и только все время проверяли, заснул мальчик наверху или нет. Наконец, когда он притворился спящим, компания достала из сумок хлеб, вино, фрукты, мясо и стала есть. Через много лет этот мальчик, став уже взрослым, узнал даму на одном приеме: это была Лиля Юрьевна..."

И о другой женщине... Екатерина Савинова.



Серенада Шуберта в исполнении Савиновой. Фильм 1963 года "Приходите завтра". Из рунета: "Артистка прожила всего 43 года. Ее Фрося была первой главной ролью в кино. Екатерине исполнилось уже 34 года. Фильм снял ее муж, Евгений Ташков, он просто не мог больше видеть, как в течение 13 лет его Катя сидела совершенно невостребованной. Судьба ее, деревенской алтайской девчонки, во многом стала и судьбой героини. Фросина родная деревня Ельцовка соименна родному селу Савиновой, а Савиновы, только с ударением на втором слоге - это деревенские соседи Фроси по фильму. Правда, в отличие от Фроси, в институт (ВГИК) Катя, добравшись до столицы, не поступила. Ей сказали: "Вы не для кино". Ей бы в певицы пойти, но она мечтала о кино. Пошла в землеустроительный. Через полгода - снова во ВГИК. И ее взяли, сразу отметив талант. Карьера началась замечательно. 22-летнюю студентку пригласил в "Кубанские казаки" сам Пырьев, всемогущий глава "Мосфильма". Она сыграла Любочку, подругу главной героини (Клары Лучко) - "лицо-солнышко", как о ней говорили, и такая же солнечная белозубая улыбка, ямочки на щеках в обрамлении натуральных белокурых волос. А уж голос! "Ой, цветет калина!" - запела тогда вся страна... Пырьев был известен не только режиссерским талантом, но и слабостью к красивым молодым актрисам. Заводная, веселая, жизнерадостная красавица Катя приглянулась классику. Однажды она, по его приглашению (чистая девушка наивно полагала, что для работы над ролью), поняла, что именно нужно от нее знаменитому режиссеру. И, не раздумывая, дала ему пощечину, не представляя, что с той минуты на нее пало "пырьевское проклятие": существовал так называемый негласный "черный список" актрис, которых авторитарный глава тогдашней киноимперии запретил снимать вовсе не по творческим причинам. В него попала и Екатерина...


Пырьев и благоразумненькая Лионелла, третья жена, моложе на 37 лет

С 1950-го по 1963-й Савинова снималась лишь в крошечных эпизодах, играя в Театре киноактера проходные роли. Ее хотел снимать Пудовкин, но, извинившись, отказал. Ее утвердил Чухрай на роль Марютки, но, в итоге, роль сыграла другая актриса. Когда Савинова узнала про "проклятие", у нее случился сильный нервный срыв... В 1959-м, в 32 года, она, устав от нереализованности, поступила на вечернее отделение вокала в Музыкальный институт им. Гнесиных, как ее Фрося. Диплом с отличием, восторги специалистов от ее уникального голоса, который, как и сама артистка, не вписывался ни в какие формы: контральто, меццо, колоратура? Поступило приглашение от Большого театра выступать в концертах с оркестром на эстраде. Отказалась. Ведь она - артистка кино. Но в кино и дальше - ничего значимого. Она не жаловалась. Не отчаивалась. Была рада единственному сатиновому платью ("мамино, выходное" - в фильме у Фроси ее фраза), тесной комнатке в коммуналке. Она очень любила жизнь. Любила мужа, семью, сына (он тоже стал актером)... Выход на экран фильма "Приходите завтра" сопровождали трудности. Чтобы обойти запрет Пырьева, Ташков снимал не на Мосфильме, а на Одесской киностудии. Когда треть картины была отснята, явилась комиссия из "центра", вердикт: "Закрыть съемки". Но деньги потрачены, продолжение пришлось разрешить. Еще в начале съемок случилась беда: Савинова заболела. Температура, головокружение, тошнота. Обследование ничего не дало, диагноз поставить не смогли. А ей становилось все хуже, были заметны проявления неадекватности. Съемки прервали на год. Екатерина с тех пор в течение девяти лет то и дело попадала в клинику. Наконец, диагноз был поставлен: бруцеллез, зооинфекция, передающаяся от коров и поражающая весь организм. Оказалось, как-то на съемках Савинова купила на рынке молоко и, не прокипятив, выпила. Инфекция выбрала для разрушения "слабое звено" - центральную нервную систему. Бруцеллез тогда лечить не умели, диагноз, связанный с психикой, тоже был в то время неизлечим... Савинова страдала невыносимо. И опять же, не жаловалась, не плакалась никому. Переживала: "Меня считают сумасшедшей". Могла уйти из дома, ничего не помня, раздавать вещи, заговаривать с незнакомыми на улице - принимала сильнодействующие психотропные средства. Однажды, обманув сиделку, Екатерина поехала к сестре в Новосибирск, на ж/д станции шагнув между вагонами поезда, подходящего к перрону вокзала. Перед отъездом она вымыла полы, прибралась в квартире, написала письмо: "Простите меня. Особенно Андрей. Милый мой мальчик. Если б ты знал, что ждет меня в будущем, ты бы простил меня. Не переживайте. Не надо плакать"... На вступительных экзаменах во ВГИКе Катя Савинова читала монолог Анны Карениной перед гибелью".

Адажио Альбинони:



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments