Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Category:

Артемизия

Женщина и полынь. Сначала о женщине.


Артемизия Джентилески, итальянская художница. Имя достаточно малознакомое и, дабы исключить вполне понятное для блогера злоупотребление отсебятиной, ин-фа из рунета: "Артемизия Джентилески (итал. Artemisia Gentileschi, Artemisia Lomi, рожд. 8 июля 1593, Рим, умерш. 14 июня 1653, Неаполь) - итальянская художница эпохи барокко, первая женщина, избранная в члены Академии живописного искусства во Флоренции. На живописную манеру художницы-самоучки немало повлиял стиль Караваджо, проявляющийся и стилистически, и тематически. Ее живопись сочетает яркие драматические эффекты, выразительные светотеневые контрасты, насыщенные тона. В силу личных обстоятельств, главной темой творчества Джентилески становится способность отстаивать собственное достоинство...

Артемизия Джентилески. Автопортрет с лютней

Артемизия родилась в семье известного в Риме 30-летнего художника Орацио Джентилески и его 18-летней жены Пруденции. У них были и сыновья: двое умерли в младенчестве, двое других выросли и тоже пытались рисовать, но до одаренности Артемизии им было далеко. Девочке исполнилось двенадцать, когда ее мать умерла, не пережив очередные роды. Орацио вскоре нашел замену жене, а Артемизию стал учить азам мастерства художника: на сыновей надежды было мало, зато дочь отличалась неуемным трудолюбием и не по годам твердой рукой, ее рисунок был просто превосходен по точности. Нужно понимать, что Орацио не мог обучить Артемизию всему - даже тому, что знал сам. Возможности женщин в те времена были ограничены: у них почти не было доступа к студийной практике, а церковь категорически запрещала им изображать нагое мужское тело - за это вполне можно было угодить в тюрьму. Орацио не мог дать дочери достаточных знаний по очень простой причине: ему и в голову не приходило готовить Артемизию для самостоятельной карьеры художницы, и он просто растил себе помощницу для работы над крупными заказами... Орацио был знаком с Караваджо, и он хорошо понимал, как важно для получения заказов придерживаться моды. Но самое большее, чему он смог научить Артемизию - это "караваджиевские" светотени. Грубый реализм Караваджо был уже чересчур, а Орацио Джентилески тяготел к образам более идиллическим и смягченным. Однако юная Артемизия, этот сгусток ума и энергии, понимала, что ей нужно большее. Например, знания о законах передачи пространства, о перспективе, и нужен тот, кто мог бы ее всему этому научить. Вскоре такой человек нашелся. Флорентийский художник Агостино Тасси, имевший "выходы" на Шипионе Боргезе и даже Папу Павла V, приехал в Рим для работы. Город переживал один из периодов подъема, когда тратились гигантские средства для строительства новых дворцов, церковных комплексов и их внутреннюю роспись и убранство. Джентилески понимал, что сам он никогда бы не получил таких выгодных заказов, потому быстро сошелся с Тасси и согласился работать вместе с ним на "вторых ролях", приняв участие в росписях дворца Роспильози. Дальнейшее известно.

Artemisia Gentileschi Mary Magdalene as Melancholy, 1622-1625.

Красивая и талантливая Артемизия стала ученицей Тасси, который ее изнасиловал. Был суд. Разбирательство длилось больше полугода. Артемизию подвергали унижениям вроде гинекологического освидетельствования и даже физическим пыткам: тогдашнее "справедливое" правосудие принимало за неоспоримую истину показания, полученные именно под пытками. Агостино получил год тюрьмы, с Артемизией они больше не виделись. Суд состоялся только потому, что с жалобой на насилие над дочерью выступил ее отец, Орацио Джентилески. В те времена изнасилование девственницы рассматривалось, как поругание чести семьи. По итальянским законам XVII века, все можно было исправить, принудив насильника жениться на своей жертве. В ходе долгих и грязных разбирательств выяснилось, что Тасси, во-первых, уже женат, а во-вторых, неоднократно обвинялся в изнасилованиях, так что, стать мужем Артемизии Джентилески он не смог бы, даже если бы захотел. В 1612 году, в перерывах между судебными заседаниями, художница создаст знаковую картину "Юдифь, обезглавливающая Олоферна". Подражание одноименной картине Караваджо, но написанное с гораздо большей экспрессией и едва ли не с большим мастерством. Юдифь Джентилески рисовала с себя. Олоферна - с Агостино Тасси.





Артемизия не раз будет повторять этот сюжет, изживая болезненные переживания. Насилие над женщиной станет темой и других ее картин (например, тема "Сусанна и старцы"). Вскоре после завершения суда Артемизия вышла замуж за человека по имени Пьерантони Стиаттези. Одни называют его художником, другие - помощником адвоката в суде. Вместе с мужем Артемизия, порвав с семьей, сразу же уехала во Флоренцию, чтобы начать жизнь "с чистого листа". Артемизия Джентилески, одна из умнейших женщин своего времени, понимала, что во Флоренции она сможет многому научиться и многого достичь. К 1617 году она уже имела довольно прочное положение: ей покровительствовал всесильный Козимо Медичи, она приятельствовала с влиятельнейшей Кристиной Лотарингской, принимала участие в светской жизни, дружила и переписывалась с Галилеем и - работала. Очень много работала, ведь "сделать себе имя" женщинам в то время было почти нереально. Достаточно сказать, что Артемизия не имела права самостоятельно не только подписывать договоры о работе, но даже покупать краски. Все это делал для нее муж, ставший распорядителем ее дел. Крупных заказов на росписи общественно значимых объектов женщины тоже не получали: им оставалось довольствоваться частными предложениями, писать портреты и натюрморты...

Артемизия Джентилески. Автопортрет в виде аллегории живописи

Однако Артемизия изначально осознавала себя, как исторического живописца. Ее талант никогда не был по-женски камерным. Это была эпическая манера письма, мощная и уверенная. Безусловно, такая сильная личность страдала от ограничений, накладываемых полом. Это стесняло и творчески, и финансово,тем более, в силу таланта, она была вправе претендовать на большее. И победила: когда Артемизия официально стала членом Флорентийской Академии живописи, то юридически сравнялась в правах с мужчинами. Артемизия интересовалась литературой, наукой, театром, сама музицировала. Творила художница день и ночь - при этом постоянно беременной: вскоре у них с мужем было уже четверо детей. Долги росли. Частные заказы не иссякали, но они выматывали и не приносили удовлетворения и достаточных средств... В 1619-м умер покровитель Артемизии Козимо Медичи. В течение ближайших лет она потеряла двоих детей, поняла, что больше нет смысла оставаться во Флоренции и возвратилась в Рим. Отец и братья приняли ее холодно. Однако Артемизия вернулась не как опозоренная беглянка, она вернулась знаменитым художником. И Рим ее признал, с нею считались. Появился богатый и красивый дом, но вскоре брак дал трещину - муж больше не мог "оставаться в тени жены" и стал искать утешения на стороне. Расстались они вполне мирно. Артемизия Джентилески смогла добиться того, чего не мог никто из женщин до нее - рассчитывать на общественное признание и, будучи незамужем, зарабатывать на жизнь своим собственным трудом. Ее клиентами были европейские князья и принцы, король Людовик XIII и королева Мария Медичи, герцог Баварии обещал осыпать ее золотом, если Артемизия приедет в Мюнхен, английский король Карл I звал в Лондон. Но... Артемизия Джентилески пишет, в основном, женщин. Натурой для них часто служит ее собственное тело.

Артемизия Джентилески. Купание Вирсавии

05_первая феминистка

В 1629-м году 36-летняя Артемизия опять круто изменила свою жизнь. Нужно отметить силу ее характера: как только что-то переставало ее по-настоящему удовлетворять, она с завидным мужеством решалась на перемены. На этот раз она поехала в Неаполь, где был самый "динамичный" художественный рынок. Неаполь в те времена - испанская колония, а испанский король - величайший в Европе коллекционер, его наместники скупали все мало-мальски ценное. Артемизия приехала в город, как звезда, как мэтр, основала здесь свою собственную художественную школу, не побоявшись "диких" неаполитанских нравов. Художники Неаполя не признавали честной конкуренции: они могли отравить соперника, тем более, женщину, или подлить в краски разъедающую полотно кислоту. Артемизия даже обращалась к нунцию за разрешением, чтобы ее слуга мог всегда носить оружие. Фактически, у нее первой из художниц появился телохранитель. В Неаполе Артемизия выдала замуж свою старшую дочь, но подрастала и младшая дочка, отец которой остался для истории неизвестен. Девочка была незаконнорожденной, таких детей отдавали в приют, однако Артемизия Джентилески воспитывала ее сама, в который раз бросая обществу вызов и не боясь его осуждения. Общество платило ей тем, что упорно не желало признавать: Артемизия Джентилески - не менее крупный художник, чем ее современники-мужчины. Ей было тяжело в финансовом плане, но она хотела скопить достойное приданое и для своей младшей девочки. Устав бороться с обстоятельствами, Артемизия приняла предложение о работе в Британии. Именно там, при дворе Карла I, она, спустя много лет, встретилась со своим отцом. Перебравшийся в Лондон Орацио Джентилески получил заказ на роспись потолка во дворце королевы Генриетты-Марии в Гринвиче. Но он слишком дряхл, чтобы справиться с таким колоссальным объемом работы, и дочь, забыв былые обиды, пришла ему на помощь. Их работы, где доля участия Артемизии была несравненно больше, подписаны "Орацио и Артемизия Джентилески". И это демонстрирует способность Артемизии к прощению - то, на что способны только сильные личности. Через два года отец скончался, а Артемизия вернулась в Неаполь. Последнее десятилетие ее жизни полно лишений и непрестанной работы. О том, что художница не имела признания, которого заслуживала, говорит простой факт - дата и причина ее смерти неизвестны. Предполагается, что она погибла во время эпидемии чумы в 1653 году, но это недостоверная информация... Ее настоящая слава пришла к ней в ХХ веке. Сейчас именем Артемизии Джентилески называют женские организации, отели для женщин с детьми, о ней пишут романы и снимают кино. Артемизия вдохновляет женщин не только своим творчеством, но и самой своей жизнью".

Артемизия Джентилески. Сусанна и старцы

Артемизия Джентилески. Юдифь и ее служанка с головой Олоферна

Артемизия - название полыни.



Люблю ее запах. Как и нарциссов, хризантем, маттиолы двурогой, свежескошенного сена и трав, гальбанума, бергамота, мха, пачулей, сандала. Горькие шипры и фужеры... Есть полынь обыкновенная и горькая, именно горькая дает силу эфирному маслу. Видовое название "горькая" происходит от слова "абсент". Полынь часто встречается на необрабатываемых участках, пустырях, полянках, вблизи пешеходных дорожек и пр. Издревле ее использовали в качестве тонизирующего средства и лечения различных болезней. Но лучше не применять ее в качестве лекарства или бада, а использовать, как естественный травяной ароматизатор, например, от моли. Особенно хорош микс высушенных трав полыни, мяты, пижмы, тимьяна. Чтобы в шкафу травы не сыпались, их нужно поместить в мешочки из натуральной ткани х/б или льняной, добавить палочку-другую корицы и повесить там, где моль является проблемой. Также эфирное масло полыни можно использовать в аромалампе...



Запах полыни в парфюме? Фужеры - амуажевский Опус-2 и назоматтовский Абсент)



Приобретая душистую водичку, помните о количестве контрафакта на парфюмерном рынке!



Диоровский Originale - холодный шипр с горечью полыни, хризантемы, нарциссов...



И не забывайте про оздоровительные спа с их запахами и успокаивающими процедурами)))))



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments