Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Category:

"Увидеть Париж - и..."

Из ленты: "Мы приехали туда не так давно, купив билеты за цену, необычайно низкую. Такая цена на Air France насторожила нас, но ничего подобного, что увидели, мы не ожидали.
Полет прошел хорошо, потом сели на поезд, который доставил нас в центр, и именно там испытали первый шок - не только северный вокзал был весь завален мусором, там не было ни одного белого француза. Мы решили поселиться возле Сакр-Кер, но там ситуация, кажется, была еще хуже. Когда спустились в метро, чтобы добраться до основных достопримечательностей, то обнаружили, что в вагоне мы с женой - только одна "белая" пара. Это была пятница, около двух часов дня! В Лувре, который всегда полон зевак и туристов, теперь пустынно, вокруг вооруженные до зубов патрули. Эти люди смотрят на вас с подозрением и не убирают палец со спускового крючка. И это не обычная полиция, но настоящие солдаты. Как оказалось, в Париже уже живут в условиях чрезвычайного положения. На улицах толпы мигрантов, переполненные магазины, владельцы которых являются беженцами. Территория вокруг Эйфелевой башни кишит африканскими торговцами, арабскими игроками, нищими и карманниками... Это был ужасающий опыт. Можно представить, что происходит в Марселе и Кале, где мигранты уже де-факто устанавливают свои собственные правила. Прощай, Франция!"

"На каждом шагу приходилось преодолевать маленькие препятствия в виде ручейков, ветвящихся из углов и от стен домов - французы, как оказалось, обожают делать "маленькие дела" на улице. Когда я спросил знакомую студентку про то, куда девалась романтичность Парижа, она ответила, что это просто исторический миф, не более... Парижское метро - это грязный и безобразный спрут. Переходя с одной линии на другую, оказался на какой-то жутковатой станции с исписанными стенами. Капли с потолка, разломанные скамейки, по полуосвещенному перрону летают обрывки газет. По пути сталкиваюсь с негром. Он пьян, от него воняет, по щекам стекает какая-то плесень. Он по-хозяйски лезет в мой пакет. Я по-русски очень внушительно посылаю его нах и прибавляю шагу. Навстречу - колоритная латиноамериканская мамба в кожаных штанах и с огромными сиськами. Больше того, ниже пояса тоже что-то выпирает. Оно мне подмигивает и машет в сторону "пойдем, мол, прогуляемся". Я рванул еще быстрее... В Булонском лесу птицы поют так пронзительно, воздух, солнышко. Схожу с тропы - и сразу вляпываюсь в кучу г*вна. Дальше иду, уже пристально вглядываясь под ноги. То и дело приходится перешагивать через кучи и использованные презервативы. По пути попадаются два потрепанных бомжа в застиранных футболках, но интеллигентного вида... Чай в Париже - настоящая проблема, тут везде пьют кофе. "Сколько стоит чай?" - спрашиваю в какой-то забегаловке. "Пять евро" - отвечает мрачный француз и вскоре приносит заварочный чайничек с висящей оттуда ниткой с бумажкой "Липтон". Один пакетик..."

"Неоднократно слышала фразу: "Париж уже не тот, повсюду одни арабы". Но я себе и представить не могла размах этого "не тот". Когда бронировала квартиру в Париже, буквально каждый француз в объявлении писал: район хороший, без мигрантов. Уже тогда чувствовалось особое настроение на этот счет, но когда приехала в город, то диву далась - ощущение, что мигранты там размножаются в геометрической прогрессии. И они не пытаются как-то слиться с культурой новой страны - в своей национальной одежде расхаживают по улицам французской пока еще столицы. И ладно бы, женщины в платках, этим уже нигде никого не удивишь, но какой-нибудь прикид африканского племени мумба-юмба для меня был уже перебором. Представьте чернокожего парня на самокате в длинном платье из матрасной ткани и с высокой тюбетейкой на голове... Криминальная обстановка, по словам моей французской знакомой, резко ухудшилась. Я не знаю, как на это реагируют европейцы, но лично я фигела от заметного воровского поведения. Когда ты стоишь и просто оплачиваешь продукты в магазине, тебя уже пасут. Может, у меня, у русской, обостренное чувство подозрительности, но я отлично вижу даже боковым зрением, как молодой пацанчик глазами оценивает внутренний состав моего кошелька. Я нагло перевожу глаза на него и смотрю в упор, он быстренько глазки отводит. Или еще случай: идем на улице, прокладывая маршрут по картам в телефоне, поднимаем глаза и видим откровенный жадный взгляд на телефон встречного молодого араба. Когда глаза встречаются, взгляд они отводят. А когда мы просто зашли в магазин с камерами на шее, то пожилой француз долго нас с подругой убеждал спрятать подальше технику, т.к. ходить с нею открыто просто опасно. И это - случаи всего за одни сутки! Можно себе представить, как жить в подобных условиях постоянно. А мы ведь поселились в обычном районе, это не в туристических местах происходило, где частенько обворовывают путешественников, а на улицах города, где живут только местные жители... На наших глазах мигранты воровали товары из магазинов, толкали нас в метро, чтобы проскочить по нашей карточке и не платить за проезд. Им никакие законы не писаны. И надо видеть, какие только средства защиты от угона не установлены на велосипедах и мопедах! Некоторые на форумах пишут: ну так а что вы хотите, это нормально, надо просто смотреть за своими вещами. Блин, оно, может, и верно, но, простите, в Индии мне бедные индийцы находили мой телефон и приносили отдавать, хотя продав его, полгода могли бы жить на эти деньги. На Бали я забывала на рынке (где толпы людей!) планшет в корзине скутера (та, что на руле), никто его не брал. В Малайзии в поезде прямо на нижней боковой полке, т.е. в проходе у всех на глазах оставила этот же злосчастный планшет, даже не укрыв одеялом (убежала за визой и забыла), так какой-то добрый человек проходил мимо и спрятал мой планшет под подушку, чтобы он на виду не лежал. Да, я ворона, случаются у меня в путешествиях промахи. Но это не в Азии, а в Европе нужно ходить, вцепившись в свою сумку, дабы не грабанули. В общем, держите все свое ближе к себе, старайтесь не светить деньгами и техникой. Кошелек убирайте в сумки и рюкзаки, а еще лучше - носите нательные сумочки-кошельки. Документы убирайте на дно рюкзака, который всегда носите на себе. Телефоны не складывайте в карманы, чтобы они торчали оттуда..."

"Нам внушают, что мы тут, как свиньи, погрязли в грязи, а улицы Европы блестят чистотой. Бред сивой кобылы! Честно скажу, после Европы в своем городе мне кажется идеально чисто... Граффити - это уже часть города, и сегодня Париж - это выставка под открытым небом. Причем не лучшая выставка. Немыслимые тексты написаны вдоль всего движения поездов и метро, на стенах многих домов и в переулках, даже на автомобилях. И авторы далеки от художественных замашек, что порой встречается у нас. В электричках половина откидывающихся сидений выломано с корнем, пластиковые стекла покарябаны, стены вагонов также исписаны. Водители рейсовых автобусов регулярно бастуют и требуют признать их профессию связанной с повышенной опасностью, т.к. в случае социальной напряженности на окраинах Парижа горят факелы из автобусов. Париж окружен, как в осаде, неблагополучными кварталами, уже и в самом Париже многие районы имеют сомнительную репутацию. Везде звучит иная музыка и продаются иные деликатесы, далекие от национальной французской кухни. Поздним вечером лучше не пользоваться даже общественным транспортом, особенно если вам ехать на окраину города. В метро вообще непонятно, в каком городе ты находишься. Европейское лицо встречается редко. Чего только стоит выражение "французский француз", которое дает понять, что вы говорите о "действительно коренном французе". Темы расизма неполиткорректны, но левые, предлагающие лозунг типа "Франция для французов", все популярнее среди коренного населения..."

"В крупных европейских городах в 21 веке есть настоящие гетто. Одно из них - в 18-м округе Парижа, рядом с известными на весь мир достопримечательностями. Возле одноименной станции метро роятся торговцы краденым, попрошайки, лавочники и женщины в хиджабах, хотя стоит пройти на юг, через бульвар Шапель - и откроется столичный город с бутиками и дорогими авто. На востоке находится район Монмартр, с узкими улочками, прямо как из французских фильмов. Первые беженцы из Северной Африки появились в этом квартале в последние десятилетия прошлого века. "Тут никому до тебя нет никакого дела. А местные зачастую дерутся друг с другом из-за какой-то ерунды. В такие моменты особенно стремно, ведь свою агрессию они могут выплеснуть и на тебя, а ты совершенно беспомощен. Этот район - словно пороховая бочка, любая искра способна вызвать всплеск ненависти" - признается местный житель. И правда, стоит достать камеру, чтобы сфотографировать улицу, как кто-нибудь обязательно закричит: "Не снимать!" Поэтому многие кадры приходится делать тайком. Кроме того, некоторым может не понравиться даже то, как ты на них посмотрел: "Ты чего пялишься, а?!" Живут здесь преимущественно безработные выходцы из Магриба - Алжира, Туниса, Марокко и Мавритании, сбиваясь в коммуны по этнической принадлежности. Между этими группами то и дело происходят стычки, в том числе, из-за дележа территории. На улицах или в небольших магазинах торгуют краденым. Карманники - обычное явление. Нередко обворовывают туристов дети до 16 лет. Действуют скоординированно: пока один достает иностранца надоедливыми вопросами, другой тихонько вытаскивает у него смартфон или кошелек. Большинство мигрантов, обитающих в квартале Барбес и соседних с ним Порт Де-ла-Шапель и Ла Шапель, живут в бетонных многоэтажках с минимальными удобствами. Еще в 1990 году правительство Франции издало указы "О праве владения социальным жильем" и "Об осуществлении права на жилье", по которым устанавливался минимальный размер арендной платы, дабы у бедных слоев населения была крыша над головой. После этого коренные жители из района буквально разбежались, кто куда..."

"Число иммигрантов в отдельных районах Парижа составляет гораздо больше 50% от всего населения, а пригороды французской столицы превратились в Арабские Эмираты со своими законами. Постоянной работы у алжирцев обычно нет, и воровство они считают нормальным делом. "Это вообще не преступление - французы богатые. А их солдаты в Алжире миллион человек убили! Сволочи, да они нас обязаны до конца жизни кормить" - говорит один молодой алжирец. 20 лет назад его родители приехали на работу во Францию: отец устроился дворником, мать торговала на базарчике фруктами. Он никогда не видел Алжира - родился в Страсбурге, но французом себя не считает. Это и есть основная проблема около десяти миллионов переселенцев из арабских стран: они живут здесь по своим правилам. Парижский район Гут д'Ор называют "маленькой Африкой": каждый второй житель приехал сюда из Алжира, Сенегала или Конго. По вечерам на улицах этого квартала раскидываются стихийные рынки - продают краденые вещи или играют в напёрстки, обманывая туристов. В Фонтен-о-Руа и Ля Шапель треть иммигрантов, а в пяти других районах переселенцы составляют четверть от числа парижан. В XIII округе живут китайцы, у Восточного вокзала - пакистанцы, турки и выходцы из Бангладеш. Есть особые кварталы, где поселились вьетнамцы и ливанцы. Это ещё хорошо: например, в Марселе больше половины из 800 000 жителей города - уроженцы Северной Африки..."

"Во время экономического бума 70-х годов сюда стали привлекать мигрантов - нужен был копеечный труд. Опираясь на закон "О воссоединении семей", они перевезли сюда жён и детей. До 1993 года, если ребёнок родителей-иностранцев появлялся на свет во Франции, он получал гражданство. Беременные арабские и африканские женщины нелегально приплывали на лодках и сразу шли "сдаваться" в больницы. Их дети обретали французский паспорт, а затем приезжала вся семья. Удивительно: граждане тех стран, что долгие годы воевали с Францией за свою независимость, рвутся обратно к "оккупантам", так же, как и советские республики охотно вышли из СССР, а после - миллионы узбеков, таджиков и киргизов целыми деревнями уезжали нелегально работать в Россию. Парижский пригород, гетто иммигрантов Клиши-су-Буа (40 минут езды на автомобиле от центра столицы) похож на отдельную страну. По улицам идут люди в национальных одеждах - арабские куфии, гвинейские бубу, индийские сари. Каждая вторая женщина (чаще всего африканка) либо беременна, либо с детьми. Звучит заводная арабская музыка. Всюду лежат груды гниющего мусора - обитатели социального жилья (на скорую руку слепленных пятиэтажек), не утруждаясь, выбрасывают отходы прямо из окон. Пробую сфотографировать мечеть - меня окружает с десяток угрюмых арабских подростков, у некоторых в руках кастеты. "Эмир" группы, обритый наголо парень лет семнадцати, кричит: "Тебе чего надо, белый? Давай, вали из нашего района, пока цел!" Работать никто из подростков здесь не собирается, все пробавляются воровством из магазинов, а также карманными кражами. По закону, если подростку нет 16 лет, он не несёт никакой ответственности, и полиция бессильна. "Ночью полиция в Клиши-су-Буа не приезжает - боятся! - хвастается один из них. - Мы так тряхнули Францию, что им мало не показалось". Хотя все подростки родились во Франции, они не считают родиной страну, давшую их родителям убежище: о французах презрительно говорят "эти галлы". "Скоро вся Европа будет наша, - гордо сообщает другой подросток, - ты слышал, какое самое популярное имя у младенцев в соседней Бельгии? Мухаммед!" "Радужные надежды французов, что иммигранты ассимилируются, рассыпались в прах, - вздыхает знакомый журналист. - Какой был скандал, когда запретили носить паранджу! Митинги, драки с полицией, родители забрали многих девочек из школ и обучали дома. Рождаемость у французов падает, у приезжих растёт. Крупные города - Париж, Лион, Марсель - окружены этническими гетто. На днях в Реймсе избили человека, евшего на улице бутерброд с ветчиной, иммигрантов оскорбила свинина. Во что превратится наша страна, я даже не хочу думать..."

"Увидеть Париж, и умереть - этот странный образ Парижа внедрялся в сознания россиян ещё на рубеже 19-20 века. В начале 20 века в Российской империи богатые люди ездили в Европу, в частности, в Париж, чтобы прожигать "честно заработанные деньги", ездили и жулики, чтобы прокутить наворованное. Съездив в Париж, таким образом они приобщались к некоей высшей культуре. Собственно, уже в это время во Франции культура была не очень высокая: ну, погулять с проститутками в ресторанах, сходить в "Мулен Руж". Некоторые возвращались с наградой от француженок, так называемым "французским насморком". Сегодня во время путешествия по Франции вам непременно сунут визитку, где укажут место для "получения удовольствия от стриптиза" и прочие удовольствия. Практически каждый десятый француз - это араб. Арабы во Франции не мешаются с коренным населением, смешанные браки редки. Париж в настоящее время покинули коренные французы, все больше предпочитая жить за городом в коттеджных поселках-резервациях. Целые районы Парижа заселены или неграми, или арабами, или выходцами из других стран. Гулять по Парижу - очень сомнительное удовольствие. Арабы - это будущее Франции, они активны, агрессивны и готовы для захвата власти во Франции, когда будут подходящие условия. Коренные французы, несмотря на то, что их пока больше - обороняющаяся сторона... Грязно было и в Марселе. Когда гуляешь по Марселю, то уж лучше ни на шаг не отходить от туристических объектов, так как приходится идти не по тротуару, а по проезжей части - все тротуары заняты машинами, и есть опасность вляпаться в дерьмо как собачье, так и человечье, которое можно не заметить среди прочего мусора. Еще Марсель перерыт вечными стройками с кучами строительного мусора. В Марселе меня и грабили. Прибыли с женой туда на круизном лайнере, на лайнере настойчиво предлагали добраться до центра на автобусе за 16 евро, а город-то рядом, километра три, не более. Ходит и рейсовый автобус два раза в час, до которого нужно ещё дойти - приличное расстояние. Мы проигнорировали круизный автобус и местный, так как ждать его нужно было около двадцати минут, а ещё потому, что на остановке собралась большая толпа. Пошли пешком - и это была ошибка, так как мы забыли, что мы во Франции, где жулики и воры на каждом шагу (стараюсь посещать в поездках не только туристические объекты, т.к. посещая истоптанные туристические тропы, не узнаешь, как живут обычные местные жители), а не дома. Шли по тротуару, как вдруг араб на мотоцикле, заехав на тротуар, резким движением рванул за мою сумку, ремень порвался, но сумка осталась в руке. Мотоциклисты сделали круги с озверевшими лицами из-за того, что у них не получилось. Второе нападение было непосредственно у рынка, когда, подъехав на мотоцикле, они пытались вырвать сумку, которую я теперь нес в руках, сумку я удержал, но ручка порвалась. Это происходило на глазах многочисленных арабов, которые находились у рынка, но никто даже не дернулся помочь. Мы свернули на рынок, прошли через него и, когда шли по улице (я впереди), я услышал сзади крик жены. Недалеко от нас остановился автомобиль, и вышедший араб прямо направился к моей жене, глядя ей в глаза. Я обернулся на крик, и араб свернул в сторону, сделав вид, что открывает какую-то дверь. Ближе к центру стало менее грязно и меньше арабов. Назад ехали на автобусе, не рискуя преодолевать опасный участок пешком. После посещения Марселя я окончательно убедился, что Франция - это страна для любителей экстремального туризма. И, похоже, в недалеком будущем здесь будет совсем не обязательно ходить пешком, а бандитские нападения начнутся уже на туристические автобусы. Хочется пощекотать нервы - вперед, во Францию. Увидеть Париж и умереть! Судя по всему, мы тоже скоро догоним культурную Францию, и не долог тот час, когда эмигранты погрузят штабелями в вагон своих благодетелей-работодателей и отправят их "умирать в Париж", точнее, на свалку..."

Описание:

Описание:

ПоÑожее изображение

ПоÑожее изображение

Описание:

ПоÑожее изображение

Описание:

ПоÑожее изображение

Описание:

Описание:

ПоÑожее изображение

Описание:

Описание:

ПоÑожее изображение

Картинки по запросу арабы на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð¸Ð¶Ð° фото

Картинки по запросу исписанные стены парижского метро фото

ПоÑожее изображение

ПоÑожее изображение

Картинки по запросу арабы на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð¸Ð¶Ð° фото

ПоÑожее изображение

Картинки по запросу арабы на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð¸Ð¶Ð° фото

ПоÑожее изображение

Картинки по запросу арабы на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð¸Ð¶Ð° фото

ПоÑожее изображение

Картинки по запросу арабы на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð¸Ð¶Ð° фото

Картинки по запросу арабы на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð¸Ð¶Ð° фото

ПоÑожее изображение

ПоÑожее изображение

Картинки по запросу арабы на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð¸Ð¶Ð° фото

ПоÑожее изображение

Картинки по запросу арабы на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð¸Ð¶Ð° фото

ПоÑожее изображение

ПоÑожее изображение

ПоÑожее изображение

Описание:

Описание:

Раз о Франции, значит, и об Англии. Из рунета: "Анатолий, мой товарищ, давно хотел побывать на берегах Темзы. Он англофил, знает самые потаенные страницы британской истории, наизусть выдает Шекспира и Роберта Бернса на их родном языке... И вот мы с ним в Гайд-парке. Идем по лужайкам, мимо мемориального фонтана в честь принцессы Дианы, через знаменитый Уголок ораторов. Однако восторга не замечаю. Анатолий косится на длинную процессию, которую мы обгоняем. Женщина - в черном хиджабе, видны только глаза, катит детскую коляску и одновременно несет ребенка. Вокруг нее и за ней - еще пять или шесть малышей. А во главе колонны - степенный молчаливый араб. Такие картины - по всему парку. И английской речи почти не слышно. Говорю приятелю, что иностранцев очень много в этой части Лондона. Но чему тут удивляться? В Париже, Брюсселе, немецких и скандинавских городах их еще больше. Веление времени, так сказать. "И работа властей, - мрачно добавляет Анатолий. - Я, конечно же, в курсе происходящего, но все равно представлял себе совсем другой Гайд-парк". Моего товарища окончательно добивает статья в лондонской "Дейли мейл", которую читаем в пабе. Ее название: "Мигранты заселили целый город в Британии и вытесняют оттуда европейцев". Оказалось, в местечке Сэвил-Таун в графстве Йоркшир, где живут четыре с лишним тысячи человек, осталось лишь 48 коренных белых жителей. И скоро их, похоже, там не будет вообще. "Белые должны убраться отсюда" - эту фразу мигранты, не стесняясь и уже не скрываясь, говорят в микрофоны и объективы камер британских телеканалов..."

"Еду через Саусхолл - район на западе Лондона, и почти полчаса не вижу ни елок, ни иллюминации. Кафе и ресторанчики на каждом шагу, однако они не приглашают отметить Рождество. Многие надписи - арабской вязью. Вся эта огромная часть города - вотчина индусов и пакистанцев, у которых свои праздники и традиции. В Илинге - районе, который ближе к центру, заметны приметы праздника. Правда, елок мало, а дома бедно расцвечены иллюминацией. Но у магазинов бродят Санта-Клаусы. До яркой и веселой предновогодней Москвы Илинг совсем не дотягивает, однако хоть что-то. Поздравительных открыток британцы тоже отправили в этом году меньше. Наступление интернета? Не только. Как бы не затронуть чувства представителей других конфессий. А в прессе и сети вовсю кипят споры, насколько комильфо рассылать открытки "Merry Christmas"? Не лучше ли написать "Season’s Greetings"..."

"Условно криминальную обстановку Лондона можно дифференцировать по двум параметрам - неблагополучные районы с высоким уровнем преступности и районы, принадлежащие преступным группировкам и синдикатам. Причем, на мой взгляд, первое намного опасней для туристов, поскольку там орудуют неуправляемые банды, как правило, отмороженных подростков, тогда как синдикатам до вас, по сути, нет дела - там люди посерьезней. В основном, подобные группировки создаются на основе этнической принадлежности. На настоящий момент насчитывается около 200 различных банд, орудующих на просторах Лондона. Наибольшее их число сосредоточено в районах Хэкни, Инфилд, Ламбет, Мертон, Уолтхэм Форест и Брент... Турецкая мафия турок-киприотов, объединившись в организацию, промышляли рэкетом, заказными убийствами, торговлей наркотиками и прочими прелестями; китайские триады расположились в китайской части Лондона: азартные игры, нелегальные иммигранты, нелицензионные диски и наркотики - основное их направление; албанская мафия в большинстве своем представлена выходцами из Косово - наркотики, оружие, проституция; южноазиатская мафия - это пакистанцы, выходцы из Индии и Бангладеша, основная специализация - торговля наркотой. В районе Хэкни преступность превышает даже печально знаменитый Гарлем. Наиболее опасными являются районы, заселенные, в основном, чернокожим населением. Таких мест лучше избегать. Самыми безопасными районами Лондона на данный момент являются Сити и три района на востоке города. А вот в Вестминстере, к западу от Сити, преступность зашкаливает..."

"Современная Англия очень многонациональна. На улицах часто встречаются женщины в индийских сари, поверх которых надеты современные куртки, или арабки в хиджабах, одетые во все черное. Русских примечают сразу. Возможно, потому что русские женщины тщательно следят за своей внешностью, а многие англичанки, особенно молодые мамы, этим пренебрегают: ходят без макияжа, в бесформенной одежде, не следят за фигурой. А вот женщины 50-70 лет выглядят прекрасно, выходят из дома всегда со свеженькой укладкой, маникюром и макияжем. Жилье в стране дорогое и малогабаритное. Комнаты обычно малюсенькие, даже если это частный дом и в нем имеется несколько комнат. Мы привыкли арендовать квартиры "с обстановкой", а в Англии в аренду сдаются "голые стены", мебель есть только на кухне. Поэтому весьма популярна покупка подержанной мебели в специальных магазинах и через сайты распродаж вещей second-hand. А вообще англичане стараются жить в деревне, вдали от городского шума, грязи и пыли, даже несмотря на то, что на дорогу приходиться тратить много времени. Показатели счетчиков англичане отправляют в соответствующие инстанции через интернет, после чего на электронную почту собственника или арендатора приходят счета с суммами оплаты. Воду оплачивают сразу за полгода вперед. Газ, электричество и территориальный налог (аналог российского налога на недвижимость и налог на землю) - по счетчикам ежемесячно. Газ очень дорогой, его жестко экономят. Во всех домах есть камины, предпочтение отдается дровяным. Отопление англичане стараются отключать весной как можно раньше, зачастую ночью не отапливают помещения и спят под очень теплыми пуховыми одеялами. А при покупке жилья проверяют дом по рейтингу качества сохранения тепла на сайтах риэлторских агентств. В Англии традиционно распространены отдельные краны для горячей и холодной воды. Это не очень удобно, но экономично. Про англичан говорят, что они "любят плескаться": чтобы умыться, раковину затыкают пробкой и наполняют водой нужной температуры. Помыться, как мы привыкли, щедро поливая себя водой, здесь не получится..."

ПоÑожее изображение

Картинки по запросу арабы и негры на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð»Ð¾Ð½Ð´Ð¾Ð½Ð°

Картинки по запросу арабы и негры на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð»Ð¾Ð½Ð´Ð¾Ð½Ð°

Картинки по запросу арабы и негры на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð»Ð¾Ð½Ð´Ð¾Ð½Ð°

Картинки по запросу арабы и негры на ÑƒÐ»Ð¸Ñ†Ð°Ñ Ð»Ð¾Ð½Ð´Ð¾Ð½Ð°

















Улицы Бирмингема:











Улицы Манчестера:









Улицы Кардиффа:

























"В окрестностях британского города Гластонбери в течение пяти дней проходил культовый Гластонберийский фестиваль современного исполнительского искусства. Несмотря на то, что на территории этого фестиваля было установлено порядка 40 тысяч контейнеров для сбора мусора и большое количество передвижных туалетов, к концу срока своего проведения он оказался превращенным в грандиозную помойку. По приблизительным оценкам, там было оставлено более 1 тысячи 600 тонн самого разного мусора. В том числе, 66 тонн металлолома, 54 тонны банок и пластиковых бутылок, 41 тонна картона, 11 тонн одежды, надувных матрасов, спальных мешков и палаток, 9 тонн стекла, а так же огромные, трудноопределимые на глаз объёмы пищевых отходов и человеческого дерьма..."










Описание:
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments