Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Categories:

Час кино

https://youtu.be/crgPDlkhRMs


Европа, альпийская деревушка. Красивые пейзажи и больные люди. Вспомнился Цвейг со своими двумя женщинами и американская психопатская пара Зельда/Скотт Фицджеральды.
Недаром страстную любовь стали считать психическим заболеванием. Хорошо, хоть временным. Давно доказано: любовь и сказки о ней реально сводят людей с ума. Понапридумывали, понимаешь, всякие шекспиры: "Она его за муки полюбила, а он ее за состраданье к ним" - и пошла душа по кочкам. Выпученные глаза, кулаки наготове: "Молилась ли ты на ночь, Дездемона?!". Тьфу, блин. Первобытные неуправляемые страсти самцов и самок. Нефиг морочить людям головы. Женская любовь - это жаление (во всяком случае, по-русски), мужская любовь - это желание (ощущения единства душ и тел). Всё остальное - от лукаваго. И, разумеется, мезальянс ничего хорошего не приносит. Ну, а вся "любовь" должна быть в голове. С холодным расчётом. Но нас этому не учат, ведь огромной массой здравомыслящих людей трудно манипулировать - вот и понапридумывали "традиции" и "ценности", продиктованные мощным политтехнологическим библейским проектом. Однако 21 век диктует новые вызовы - и к ним мало кто готов.

В.О. Ключевский когда-то написал: "Любовь женщины даёт мужчине минутные наслаждения и накладывает вечные обязательства, по крайней мере, пожизненные неприятности... Хорошая женщина, выходя замуж, обещает счастье, дурная - ждёт его... Влюблённый мужчина всегда глуп..." И тэдэ. Видимо, по какой-то причине тайный советник был немало зол на женщин. Учитывая его немалый ум и тщедушную внешность, ему пришлось пережить отказ от статных красоток... А вообще женская любовь - это жаление и забота. Иногда - возможность покапризничать, ведь жизнь-то бабская - не сахар: одна бытовуха способна сожрать только так, а если быт нищенский, да с подливой от абьюзера - туши свет, сливай воду, што называется...

Из Цвейга: "Ощупью выбрался я на палубу. Она была пуста. И когда я поднял взор над дымящейся башней трубы и призрачно мерцающим рангоутом, мне вдруг ударил в глаза яркий свет. Небо сияло. Оно казалось темным рядом с белизной пронизывавших его звезд, но все-таки оно сияло, словно бархатный полог застлал какую-то ярко светящуюся поверхность, а искрящиеся звезды - только отверстия и прорези, сквозь которые просвечивает этот неописуемый блеск. Никогда не видел я неба таким, как в ту ночь, таким сияющим, холодным, как сталь и в то же время переливчато-пенистым, залитым светом, излучаемым луной и звездами, и будто пламенеющим в какой-то таинственной глубине. Белым лаком блестели в лунном свете очертания парохода, резко выделяясь на темном бархате неба; канаты, реи, все контуры растворялись в этом струящемся блеске. Над самой головой стояло таинственное созвездие Южного Креста, мерцающими алмазными гвоздями прибитое к небу; казалось, оно колышется. Я стоял и смотрел вверх. Я чувствовал себя как под душем, где сверху падает теплая вода; только это был свет, белый и теплый, изливавшийся мне на руки, на плечи, нежно струившийся вокруг головы и, казалось, проникавший внутрь, потому что все смутное в моей душе вдруг прояснилось. Я дышал свободно, легко и с восторгом ощущал мягкий пьянящий воздух, напоенный дыханием плодов и ароматом дальних островов...

Сначала вы в восторге от тропиков, от храмов и пальм, от всей романтики двухмесячной поездки. Да, тропики полны очарования, если видеть их только из вагона железной дороги, из автомобиля, из колясочки рикши: я сам это испытал, когда впервые приехал сюда. О чем я только не мечтал - хотел овладеть языками и читать священные книги в подлинниках, хотел работать для науки, изучать психику туземцев, как говорят на европейском жаргоне - стать миссионером человечности и цивилизации. Всем, кто сюда приезжает, грезится тот же сон. Но за невидимыми стеклами этой оранжереи человек теряет силы, лихорадка - от нее ведь не уйти, сколько ни глотать хинина - подтачивает нервы, становишься вялым и ленивым, рыхлым, как медуза. Европеец быстро теряет свой моральный облик, когда попадает из больших городов в подобную болотистую дыру. Рано или поздно пристукнет всякого, одни пьянствуют, другие курят опиум, третьи звереют и свирепствуют - так или иначе, но дуреют все. Тоскуешь по Европе, мечтаешь о том, чтобы когда-нибудь опять пройти по городской улице, посидеть в светлой комнате каменного дома, среди белых людей; год за годом мечтаешь об этом, а наступит срок, когда можно бы получить отпуск - уже лень двинуться с места. Знаешь, что всеми забыт, что ты чужой, как морская ракушка, на которую всякий наступает ногой. И остаешься, завязнув в своем болоте, и погибаешь в этих жарких, влажных лесах. Будь проклят тот день, когда я продал себя в эту вонючую дыру...

Впрочем, сделал я это не так уж добровольно. Я учился в Германии, стал врачом, даже хорошим врачом, и работал при Лейпцигской клинике, где влюбился в одну женщину, которая довела меня до исступления. Я делал все, что она хотела, растратил из-за нее казенные деньги, а когда это выплыло наружу, разыгрался скандал. Правда, мой дядя внес недостающую сумму, но моя карьера погибла. В это время узнал, что голландское правительство вербует врачей для колоний и предлагает подъемные. Я сразу подумал, что это, верно, не сахар, если предлагают деньги вперед, но выбора у меня не было, я поехал в Роттердам, подписал контракт на десять лет и получил внушительную пачку банкнот. Половину я отослал дяде, а другую выудила у меня в портовом квартале одна особа, которая сумела обобрать меня дочиста только потому, что была удивительно похожа на ту проклятую кошку. Без денег, без часов, без иллюзий покидал я Европу и не испытывал особой грусти, когда наш пароход выбирался из гавани. А потом я сидел на палубе, как сидите вы, как сидят все, и видел Южный Крест и пальмы. Сердце таяло у меня в груди. Ах, леса, одиночество, тишина! мечтал я. Ну, одиночества-то я получил довольно. Меня назначили на один из глухих постов в восьми часах езды от ближайшего города. Два-три скучных, иссохших чиновника, несколько полуевропейцев из туземных жителей - это было все мое общество, а кроме него вширь и вдаль только лес, плантации, заросли и болота... Сидел я там в своей проклятой дыре, как паук в паутине. Неделю за неделей дождь барабанил по крыше, ни одна душа не заглядывала ко мне, ни один европеец; изо дня в день сидел я с желтолицыми женщинами и шотландским виски. Я тогда очень хандрил и был просто болен своими воспоминаниями. Не могу в точности описать вам это состояние, это особого рода болезнь..."

Фильм другого плана - "Мотылек", 1973 года, основан на реальных событиях. Место действия - Французская Гвиана. Французская Гвиана - это маленький островок цивилизации, заморский регион Франции на северо-восточном побережье Южной Америки, омываемый водами Атлантического океана и покрытый влажными тропическими лесами. Из форта Сеперу XVII века открывается вид на столицу региона Кайенну. Коротко - Гвиана. Остальные Гвианы поменяли имена: Британская Гвиана стала независимой Гайаной, а Голландская Гвиана превратилась в Суринам.

https://youtu.be/ZawhjVSWkYI


Тайга - уникальный биом, образованный, в основном, бореальными (период голоцена, длился с 8690 по 7270 г. до н.э.; ему предшествовал пребореальный период, а за ним следовал атлантический период) видами ели, пихты, лиственницы и сосны; одна из географических подзон северного умеренного пояса. Красота нереальная. И неовладеваемая человеком, в отличие от вылизанных Альп, мощь природы... Фильм 2013 "Последняя охота" очень хорош, хоть и снят почти на любительском уровне. Любовь, говорите? Вот вам ее кусочек, не приукрашенный, в отличие от европейского лицемерия:

https://youtu.be/NYwQRHEm-B8


Из книг можно прочесть Вячеслава Шишкова "Угрюм-река" - семейную сагу о семье Громовых и страстях человеческих. В 1894 году, когда Шишков поступил на работу в Томский округ водных путей сообщения, он познакомился с Николаем Матониным, работавшим там же. Матонин был потомком енисейского купеческого рода, много рассказывал Шишкову преданий о жизни золотопромышленников енисейской тайги... "Прототипами членов семьи Громовых стали Косьма Куприянович, Аверьян Косьмич и Николай Ефимович Матонины. Прототипом Нины Куприяновой была Вера Арсеньевна Баландина - внучка М.К. Матонина.

Картинки по запросу угрюм река фильм фото

Братья Матонины, Лаврентий и Аверьян, приехали в Красноярский острог из Тобольска накануне 18-го века. Кстати, прибыли они вместе с предком художника Василия Сурикова. Братья участвовали в Красноярской шатости, поэтому через какое-то время бежали на реку Бузим, где и поставили избы, женившись на дочерях местного аринского князька (которые могли стать прототипом Синильги). Так было основано село Матона, позднее названное Кекур (Нахвальской волости, в настоящее время в Сухобузимском районе Красноярского края)... В 1871 году на прииске братьев Матониных на реке Удере приказчик потребовал от старателей выйти на работу в праздничный день. В ответ на это требование 40 из 150 работников ушли в тайгу вместе с оборудованием для промывки золота... В 1883 году в селе Кекур было открыто первое в Енисейской губернии сельское ремесленное училище. Аверьян Косьмич, выделивший средства на училище, умер перед его открытием и был похоронен в семейном склепе в этом же селе. В 1913 году склеп разграбили, в 1914 году Матонины обанкротились..."

Картинки по запросу угрюм река фильм фото

Из рунета: "Вячеслав Шишков (октябрь 1873-март 1945). Родился в Бежецке (Тверская область) в семье мелкого лавочника, был первым из девяти детей. Дед со стороны отца - помещик Бежецкого уезда, бабушка - крепостная крестьянка. С 1880 году начал учиться в частном пансионе, но через год из-за финансовых трудностей поступил в 1-й класс Бежецкого городского 6-классного училища. С отличием закончив в 1887 году училище, в следующем году поступил в Вышневолоцкое техническое строительное училище. Начальник училища Шереметинский вспоминал о Шишкове: "Прекрасный, редких способностей человек, с хорошим, добрым сердцем, такие редко встречаются в жизни". По его же представлению учебный отдел Министерства путей сообщения утвердил Вячеслава Шишкова казённым стипендиантом. В 1890 году Шишков окончил третий курс училища и его отправили на двухлетнюю производственную строительную практику в Новгородскую губернию, где Шишков участвовал в постройке каменной Березайской плотины, затем он перешёл на работу в Опеченский посад. Вскоре, получив звание техника и увлёкшись идеей изведать далёкие сибирские земли, начал подумывать о переводе на работу за Урал. В конце 1894 года Шишков уехал в Сибирь и поступил в Томский округ путей сообщения на должность канцелярского служителя. В 1896 году был утверждён на должность техника управления округа, на которой два года занимался в составе экспедиции исследованием реки Обь. В конце 1900 года, сдав экзамены, Шишков получил возможность возглавлять экспедиционные партии. В течение пятнадцати лет проводил ежегодные экспедиции на реках Иртыше, Оби, Бие, Катуни, Енисее, Чулыме, Лене, Нижней Тунгуске и Ангаре. Среди них стоит отметить экспедицию на реку Нижнюю Тунгуску 1911 года, имевшую огромное значение для творчества писателя. Тогда в тяжелейших условиях почти безлюдной тайги удалось провести полуинструментальную съёмку и промеры для выявления судоходности реки на протяжении почти полутора тысяч вёрст. Работал в Томске, где познакомился и подружился с Г.Н. Потаниным. Первый опыт писателя Вячеслав получил в возрасте 11-12 лет, написав повесть "Волчье логово", первая публикация - символическая сказка "Кедр" (1908) в газете "Сибирская жизнь" (Томск), в периодике 1908-1911 гг. печатались путевые очерки и рассказы Шишкова. С 1911 года Шишков был регулярным посетителем потанинских "четвергов", где собиралась творческая и научная интеллигенция Томска.

Похожее изображение

Активную литературную деятельность Шишков начал в 1913 году, в 1915 году переехал в Петроград, где сблизился с Горьким. В 1916 году при содействии Горького вышел первый сборник рассказов Шишкова "Сибирский сказ". Сибирь и особенно Алтай стали одной из основных тем его творчества. С 1927 года Шишков жил в Детском Селе, где в 1928-1930 гг. писатель работал над повестью "Странники" о беспризорниках. Был участником поездки группы писателей и журналистов на строительство Беломорканала, но отказался что-либо писать для сборника об этой стройке (как известно, канал строился политзаключенными). В 1941-1942 гг. Шишков находился в блокадном Ленинграде, писал статьи для фронтовых газет. Последние семь лет жизни работал над задуманной им трёхтомной исторической эпопеей "Емельян Пугачёв". Умер в ночь с 5 на 6 марта 1945 года..."

Похожее изображение

"Уж ты матушка Угрюм-река,
Государыня, мать свирепая..."
(Из старинной песни)

Картинки по запросу фото таежной реки с высоты

Картинки по запросу тайга сибирь угрюм река фото

Похожее изображение

Картинки по запросу фото таежной реки с высоты

Похожее изображение

Картинки по запросу фото тайги с высоты

Похожее изображение

Картинки по запросу тайга сибирь угрюм река фото

Похожее изображение

"Неовладеваемая красота"? Но ведь ее можно просто изнасиловать или выгодно продать... Из публикаций: "Под лозунгом оздоровления беспощадно истребляется тайга. Наш квадрокоптер, пытаясь уместить в один кадр обширную таёжную вырубку, забрался уже почти на километровую высоту. По мере удаления видеокамеры от поверхности земли, на экране вначале перестали различаться пни, ветви и прочие некрупные порубочные остатки. Потом стало невозможно рассмотреть брошенные, подавленные лесозаготовительной техникой стволы тонкомера. Такая древесина стоит дёшево, лесозаготовителям её вывозить нерентабельно. Больные, кривые деревья и вовсе никому не нужны. Дрон продолжает поднимать камеру всё выше и выше, но граница деляны по-прежнему остаётся где-то за пределами кадра. Только в этом месте уже вырубили примерно 115 гектаров из запланированных 600-т. Масштабное истребление бореальных лесов незаконными рубками - острая проблема всех регионов Сибири, среди которых Иркутская область прочно обосновалась в числе лидеров. Лесных ресурсов вблизи дорог и рек становится всё меньше, поэтому акцент сместился на защитные леса, где сохранился наиболее ценный лес, и в удалённые труднодоступные территории. Ситуация довольно сложная, поскольку законность так называемых "санитарных рубок", к примеру, обосновывается документами. При проверках с выездом на место они часто оказываются несоответствующими действительности. Специалисты убеждены, что если не переломить ситуацию сейчас, то уже в ближайшее время можно потерять все защитные леса. Защитные леса - это официальный лесохозяйственный термин, обозначающий, в частности, зелёные зоны населённых пунктов, водоохранные леса, леса особо охраняемых природных территорий и прочие, вырубка которых запрещена законом для сохранения экосистем и благоприятной среды обитания. Раньше они назывались лесами первой группы. Фактически под видом санитарных рубок ведётся коммерческая заготовка здоровой древесины. Есть в Лесном кодексе очень точная фраза - "неистощительное использование леса". Это цель и смысл существования лесного хозяйства. А то, что происходит сегодня, просто "истощительное" со стороны лесозаготовителей, потому что вырубается всё. Люди не молчат. Кто-то рассказывает, как, отправившись за грибами в привычное нахоженное место, вдруг обнаруживает там обширный пенькастый пустырь, кого-то поражает количество железнодорожных эшелонов с древесиной, следующих бесконечной чередой друг за другом в сторону Китая, и практически всех уже угнетает количество срубленного леса..."



Похожее изображение

Картинки по запросу вырубленная тайга фото

А вот что обнаруживают у китайских браконьеров. Бесчеловечные мародеры:

Картинки по запросу китайские браконьеры отрубают медвежьи лапы фото

Похожее изображение

Картинки по запросу вырубленная уссурийская тайга фото

Картинки по запросу фото тайги с высоты

А вот умные финны свой лес берегут и вылизывают, а лесозаготовки и перерабатывающие предприятия располагают у дурака-соседа. И еще о горячей теме, ибо климат уже не "шепчет", а орет. Из рунета: "Экомир уссурийской тайги уникален и неповторим. И он находится на грани экологической катастрофы. Совсем недавно мы писали о катастрофической ситуации с сибирскими лесами, которые ежедневно целыми составами вывозятся на экспорт в Китай. Однако в Приморье ситуация не лучше. Уссурийская тайга - природная жемчужина России, аналогов которой нет нигде в мире, гибнет уже сейчас. Через несколько лет от лесов Приморья может вообще ничего не остаться.

Картинки по запросу вырубленная уссурийская тайга фото

Похожее изображение

Сравнительный анализ 2013 года показал, что за 2004-2011 гг. объем древесины дуба монгольского (одной из наиболее ценных пород региона), вырубленной для экспорта в Китай, превысил разрешенный объем заготовок в 2-4 раза. Например, в 2011 году было официально разрешено к вырубке 450 тыс.м дуба, а экспорт составил около 1 млн. Превышение есть и по другим ценным породам - ясеню, липе, кедру. За последнее время здесь практически полностью вырублен лес, представляющий коммерческую ценность - а вот на бумаге, тем не менее, он есть. Примерно в четыре раза завышены запасы леса по Приморскому краю и, исходя из этих завышенных оценок, заключаются арендные договоры. Компании активно рвутся в защитные леса, в орехово-промысловые зоны, в поймы. Используют лазейки в законах. Например, под видом рубок "ухода" заготавливают здоровую ценную древесину, а больные деревья им не нужны, они не рубятся. Экстенсивная модель ведения лесов в Приморье не только достигла своего предела, но и может пройти точку невозврата. Красноречива и география экспорта: например, в 2011 году из России вывезли 21 млн. м древесины, из них более 15 млн. м - в КНР. О стремительно тающих лесных богатствах Дальнего Востока беседуем со старшим научным сотрудником Дальневосточного отделения РАН:

- Поясните, почему так ценна уссурийская тайга? Почему она - единственная в своем роде?
- Раньше, до ледникового периода, на всей территории евроазиатского континента росли единые смешанные леса. Однако потом на большую часть Евразии пришел ледник, который уничтожил существовавшую там экосистему. В Приморье же этого ледника не было. То есть у нас в первозданном виде сохранилась древняя природа. Не было здесь до последнего времени и людей. Приморский лес не знал ни пожаров, ни вырубок, ни сельскохозяйственного освоения - сохранился нетронутым. И его биоразнообразие таково, что сравнимо с лесами Амазонки. Но на берегах Амазонки уже давно живут люди, а в Приморье - нет. Сюда забредали разве что охотники-одиночки. Нашему лесу - от 2 до 4 тысяч лет! Удивительная особенность уссурийской тайги - сочетание несочетаемого: флоры и фауны северных и субтропических широт. Такого больше нигде нет. Китай до недавнего времени был покрыт такими же лесами. 200 лет назад лесных территорий в Китае было в три раза больше, чем в Приморье. Но сейчас там все уничтожено. Осталось только у нас.
- Что происходит сейчас?
- Лес быстро вырубается и вывозится - по морю в Японию и Южную Корею, по железной дороге - в Китай. В Приморском крае работают около 400-500 местных лесозаготовительных компаний, и действуют они в рамках закона! В результате, лес стремительно истощается, не успевая восстановиться.
- Остались ли какие-то нетронутые лесные территории?
- Вне заповедников это только отдельные места, обычно вдоль ручьев и рек. Но они необходимы, чтобы восстановилось остальное.
- Получает ли прибыль бюджет?
- Это смешные деньги. Специалисты амурского отделения сделали расчет и выяснили, что с древесины на 1 миллион рублей налогов выплачивается... 100 рублей! При этом работники лесозаготовительных предприятий получают не такие уж большие зарплаты - 35-40 тысяч. Вся прибыль уходит хозяевам лесозаготовок - частным лицам. Это огромные деньги - на одном лесовозе древесины на 500 тысяч рублей, и таких в день выезжает с одной лесозаготовки около 20.
- А какие издержки при этом несет государство?
- В прошлом году один тайфун Лайонрок причинил Приморью ущерба на 8 млрд рублей. А лесорубы заплатили в бюджет всего 1 млрд. Получается, что государство за свой счет должно компенсировать вред, нанесенный деятельностью частных компаний.
- Вы считаете, тайфун - следствие хищнической вырубки леса?
- Да. Из-за того, что лес в Приморье уничтожается, быстро меняется климат. Тайфуны все сильнее и чаще. В этом году была сильная засуха, так что осадков выпало в два раза меньше, чем должно быть в норме. А в прошлом году нас, наоборот, затопило. Конечно, влияет и близость к Китаю, откуда к нам все чаще приходят песчаные бури, кислотные осадки, выбросы промышленных предприятий. И если у нас не будет леса, который все эти явления поглощает и нейтрализует, то нам придется совсем плохо. Китай - это полностью "переработанная" территория. Там разрушена вся экосистема, отравлено все. У нас, если оставить природу в покое - все сразу же начинает отрастать, восстанавливаться. А там - нет. Если дерево упало, то на его месте ничто уже не вырастет - ни новое дерево, ни трава. Почвенная фауна убита обилием химии, удобрений.

Картинки по запросу остров борнео вырубленные леса фото

Они уже это поняли и сейчас пытаются исправить ситуацию. Когда-нибудь это, конечно, удастся, но понадобятся не годы и даже не десятки лет, на восстановление экосистемы им теперь нужны столетия, если не тысячелетия. А тут под боком - мы с нашими уникальными лесами и продажными чиновниками. Получается, мы же сами готовим себе катастрофу.
- Что делать, чтобы не допустить экокатастрофы?
- Во-первых, нужно навести порядок в учете лесов, разобраться, сколько у нас лесов - здоровых, вырубленных, пройденных пожарами и так далее. Во-вторых, должен заработать принцип "Не сажал - не руби". Нужно оставить леса в покое, дать возможность восстановиться тем лесам, которые уже пройдены частичными рубками. А на заброшенных территориях, на месте рубок, пожарищ - начать выращивать плантации древесины для последующих заготовок. Срок созревания быстрорастущих лиственных пород - 20-30 лет, ценных (дуба, ясеня) - 50-70 лет. Уссурийской тайги осталось всего на несколько лет. А что дальше? Где будут работать те люди, которые живут в глубинке и кормятся только за счет лесозаготовок? Перейдут к плантационному способу производства древесины, который уже много где практикуется: забирают только ценную древесину, порубочные остатки остаются на земле... Нужно сначала запретить вырубки, которые ведутся, в том числе, и в водоохранных зонах.
- Вы что-то делали уже, чтобы прекратить истребление леса? Куда-то жаловались?
- Мы писали повсюду, пока безуспешно. Простые люди реагируют, чиновники - нет. Но в конце концов лесозаготовителям пора самим задуматься, что рубить через пять лет будет нечего.
- Наверное, они живут одним днем, думают, что через пять лет их здесь не будет?
- Даже если они уедут на какой-то тропический остров, это их не спасет. Изменение климата - глобальная проблема. Тайфун снесет их остров. Другой планеты у нас нет". Такие дела.

Похожее изображение

Картинки по запросу вырубленная уссурийская тайга фото

Пысы позднее. Да уж, ловко работают людишки, шерстящие соц.сети. Ррраз - и ролик в ютубе тю-тю, сплыл ((( Смешно, как будто это что-то изменит... В фильме ничего нового нет, всего лишь о лицемерии "воспитанных" европейцев с германскими корнями и известной примесью. Действие происходит в альпийской деревушке - то ли швейцарской, то ли австрийской. Красивые места и некрасивые люди. У нас хотя бы эмоции искренние )))

Пыпысы. Ладно. Вот вам оптимистичненькое кино для старичков - http://pumafilm.club/film/3-ujti-krasivo/
"Уйти красиво", 2017 год.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments