Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Categories:

История

Рассказ В.А. Соллогуба основан на устном рассказе актера М.С. Щепкина "Собачка" (1845 г.) - http://files.litmir.co/br/?b=39413&p=1


"Запомни мой совет - не надейся на других и кончай сам всякое недоразуменье. Вот, например, у тебя дело с городовым, с городовым и кончай - это тебе будет стоить синюю ассигнацию и два стакана пуншу. Не захочешь, пойдешь к частному, там уж подавай беленькую да ставь шампанское. Выше пойдешь - там уж пахнет сотнями, а дело все-таки кончит тот же городовой, и все за ту же синюху да за два стакана пуншу. Так уж лучше ты и кончай с ним. Поверь мне, братец, я друг твой и желаю тебе добра.

- Все это правда, ваше высокоблагородие, да наказанье-с-то, кажется, строгонько.

- Эх ты, молодой человек, молодой человек, мало ты, видно, жил на свете. Ведь я, братец, человек семейный, дети, жена - это чего стоит? Мое дело, известно, незавидное: придет недобрый час, и попал под суд, а там и след простыл, да у детей-то остался кусок хлеба, у жены деревенька, где она может жить по своему дворянскому званию - поневоле тут лучшего друга прижмешь. Не все быть беленьким, поневоле сделаешься и черненьким, нельзя без этого. Вот, изволишь ты видеть, вчера прошелся я по рядам, похвалил то и другое: купцы, бестии, кланяются да только бороду поглаживают, а небось узнали нынче, какой я пример сделал, так изволь-ка на окно взглянуть - вот оно, что я похвалил вчера, так и стоит рядком. А что бы ты на то сказал, если и сам-то я иначе делать не мог, если б с ярмарки мне самому надо было поднести господину губернскому чиновнику пятнадцать тысяч рублей - ты мне их, что ли, дашь, а?"

============

Т.Н. Грановский "Сочинения" - http://az.lib.ru/g/granowskij_t_n/

Студенты московского университета боготворили своего преподавателя истории, Тимофея Николаевича Грановского (1813-1855), на его лекциях яблоку негде было упасть, прибегали слушать даже из других аудиторий. Когда любимый профессор в возрасте всего 42-х лет умер, студенты сделали традицией собираться на его могиле в день смерти каждый год...

Т. Н. Грановский в русском общественном движении

Иван Сергеевич Тургенев писал: "Вчера были похороны Грановского. Не буду говорить, как сильно поразила меня его смерть. Потеря его принадлежит к числу общественных потерь... Все понимают, чего лишилась в Грановском русская жизнь и русская наука... Я познакомился с ним в 1835 году в С.Петербурге, в университете, в котором мы были оба студентами, хотя он был старше меня летами и во время моего поступления находился уже на последнем курсе... Чуждый педантизма, исполненный пленительного добродушия, он уже тогда внушал то невольное уважение к себе, которое столь многие потом испытали. От него веяло чем-то возвышенно-чистым; ему было дано (редкое и благодатное свойство) не убежденьями, не доводами, а собственной душевной красотой возбуждать прекрасное в душе другого; он был идеалист в лучшем смысле этого слова... Он дружил со Н.В. Станкевичем, человеком, о котором говорить мало нельзя, а много - теперь не место и не время. Станкевич имел большое влияние на Грановского, и часть его духа перешла на него...

Грановский был профессор превосходный; несмотря на его несколько замедленную речь, он владел тайною истинного красноречия; иные дивятся как бы непонятной тайне, силе и обширности влияния его на людей. Разгадка этой тайны весьма проста; она вся заключается в самой личности Грановского. Он был доступен во всякое время, не отталкивал никогда и никого. Проникнутый весь наукой, посвятив себя всего делу просвещения и образования, он считал самого себя как бы общественным достоянием, как бы принадлежностью всякого, кто хотел образоваться и просветиться. К нему, как к роднику близ дороги, всякий подходил свободно и черпал живительную влагу изучения, которая струилась тем чище, чем сам преподаватель меньше прибавлял в нее своего. Свое, оригинальное в его поучении было именно это благородное самоотречение - отсутствие личных прихотей и умствований. Он передавал науку, которую уважал глубоко и в которую честно верил, как сам принимал ее - не искажая ее, не силясь согнуть ее если не в систему, так в дугу. Этой же добросовестностью в передавании науки объясняется изящная красота его речи; так свет, проходя через прозрачный кристалл, не изменяясь в существе своем, играет живыми красками.

Люди вообще настолько имеют значения и влияния, насколько нужны; а люди, подобные Грановскому, теперь нам крайне нужны. Время еще впереди, когда настанет для нас потребность в специалистах, в учение; мы нуждаемся теперь в бескорыстных и неуклонных служителях науки, которые бы твердой рукою держали и высоко поднимали ее светоч; которые, говоря нам о добре и нравственности, о человеческом достоинстве и чести, собственною жизнью подтверждали истину своих слов. Таков был Грановский... Он жил недаром - он не умрет. Во всей его деятельности ничего не было такого, в чем бы не мог он громко и ясно признаться перед всеми; он сеял свои семена днем, при свете солнца, и когда они взойдут и принесут плоды - в них не будет ничего горького. Выше этой похвалы и этой награды для человека нет". (Москва. Суббота, 8 октября, 1855)

Николай Добролюбов - Николай Владимирович Станкевич

"Влияние Николая Владимировича Станкевича (1813-1840) на развитие русской мысли трудно переоценить. Он объединил вокруг себя выдающихся мыслителей того времени - таких разных во взглядах и душевной организации. Чуткое умение Станкевича направить беседу в нужное русло, способность вникнуть в самую суть, вкупе с подкупающим обаянием, исходившим от него, делало его негласным лидером. Кружок Станкевича был средоточием культурной жизни того времени, в нем рассматривались проблемы философии, истории, защищалась идея свободы и достоинства человеческой личности. Не обходили своим вниманием и искусство. Станкевич стремился увлечь друзей философией, утверждавшей способность человеческого ума познать истину, указать людям их предназначение, пробудить благородство, призвать к добру. В этом кружке не было места тем иерархическим отношениям, которые царили в "уставную" николаевскую эпоху. Тогда же у Станкевича возникла идея написать собственный учебник по всемирной истории, но чахотка его подкосила. То, что Станкевич не успел воплотить в жизнь, сделали его друзья - поколение, которое подготовило своей деятельностью реформы 1860-х годов. "Он был нашим благодетелем, нашим учителем, братом нам всем, каждый из нас ему чем-нибудь обязан. Он был мне больше, чем брат. Десять братьев не заменят одного Станкевича. Как вам сказать, что я потерял вместе с ним - это половина меня, лучшая, самая благородная моя часть, сошедшая в могилу" - так писал о нём Грановский...

Важной чертой отношения к товарищам у Станкевича было отсутствие властности. Он никогда и ни на кого не налагал авторитета, но всегда и для всех был авторитетом, потому что все добровольно и невольно сознавали превосходство его натуры над своею. Влияние личности Станкевича на современников было огромно, оно признавалось Неверовым, Белинским, Бакуниным, К. Аксаковым, Грановским и др. членами литературного кружка. Облик этого человека нашел отражение в романе Тургенева "Рудин" - в лице Покорского и в главном герое рассказа "Андрей Колосов". Станкевич вошел в русскую культуру, как лицо, по словам Анненкова, "замешанное во всех начинаниях эпохи, определившее воззрение и духовную деятельность ее творческих личностей", "образовавшее... нравственный характер их", который потом перешел в словесность и целое общество..."

ПоÑожее изображение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments