Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Литературная критика

"Вместо того, чтобы проповедовать голосом вопиющего в пустыне о вопросах народности и гражданской жизни, наша критика сделала бы очень хорошо, если бы обратила побольше внимания на общечеловеческие вопросы частной нравственности и житейских отношений... Отношения между мужем и женою, между отцом и сыном, матерью и дочерью, между воспитателем и воспитанником - все это должно быть обсуживаемо и рассматриваемо с самых разнообразных точек зрения..."

"Звучит вроде бы туманно, да ведь сущность-то проста: каждый человек, особенно молодой, должен объявить себя независимым от всех авторитетов и предрассудков; он должен химическим анализом проверить подлинную ценность красивых слов, которыми пичкают его люди "золотой середины". Кто, кроме журналистики, объяснит молодому поколению, что "религия, идеал, долг, цель" - это понятия-ловушки, устроенные бездарностью и посредственностью для того, чтобы внушить человеку необходимость думать, как все..."

"Жизненные переделки достанутся легко и разочарование будет невозможно, когда не будет очарования; падения будут легкие, потому что вы не будете взбираться на недосягаемую высоту идеала; жизнь будет не трудом, а занимательною книгою, в которой каждая страница отличается от предыдущей и представляет свой оригинальный интерес. Не стесняя других непрошеными заботами, вы сами не будете требовать от них ни подвигов, ни жертв, вы будете давать им то, к чему влечет живое чувство, и с благодарностью или, вернее, с добрым чувством будете принимать то, что они добровольно будут вам приносить..."

"Эгоизм, если понимать его как следует, а не так, как у нас понимается, есть только полная свобода личности, но вовсе не искоренение добрых влечений и благородных порывов. Пусть никто не требует от другого подвигов и крайностей и не навязывает увлечений и порывов, пусть общество уважает личность настолько, чтобы не осуждать ее за отсутствие таковых, и пусть сам человек не старается искусственно прививать к себе и воспитывать в себе эти влечения и порывы - вот все, что можно желать от последовательного проведения и разумного восприятия идеи эгоизма. Гнет общества над личностью так же вреден, как гнет личности над обществом; если бы всякий умел быть свободным, не стесняя своих соседей и членов своего семейства, тогда были бы устранены причины многих несчастий и страданий..."

"Что делать? Жить, пока живется, есть сухой хлеб, когда нет ростбифу, быть с женщинами, когда нельзя любить женщину, а вообще не мечтать об апельсинных деревьях и пальмах, когда под ногами снеговые сугробы и холодные тундры... Родиться на свет - самая простая штука, но прожить на свете - это уже очень мудрено; огромное большинство органических существ вступает в мир, как в громадную кухню, где повара ежеминутно рубят, потрошат, варят и поджаривают друг друга; попавши в такое странное общество, юное существо прямо из утробы матери переходит в какой-нибудь котел и поглощается одним из поваров; но не успел еще повар проглотить свой обед, как он уже сам, с недожеванным куском во рту, сидит в котле и обнаруживает уже чисто пассивные достоинства, свойственные хорошей котлете. И идет эта удивительная работа день и ночь без малейшего перерыва с тех пор, как "солнце светит и весь мир стоит"..."

"Мы слишком буквально приняли у Бокля, что история представляет собою борьбу знания с невежеством. Нам рисовалось невежество, как пустое, неосвещенное пространство в человеческом уме, как пещера, населенная призраками, которые при свете исчезают без следа, ведь они даже и не существуют, а лишь мерещатся. Но это тоже заблуждение. Будь это так на самом деле, прогресс давно бы победил. Невежество - не пещера, но цитадель, мощная и жизнеспособная, которая окружена морем иллюзий, она охраняется Авторитетами, закованными в броню, над которою столетиями трудятся в душном, неподатливом мраке две зловещие сестры - грациозная Эстетика и величавая Религия. Это похоже на сказку про Кощеево царство, железное государство - и весь вопрос в том, где искать Кощееву смерть, где спрятана эта иголка, которую надо переломить..."

"Только становясь умней, человечество добреет: это и есть прогресс. Умнеет оно, приобретая и накопляя знания. Запас нравственных правил не пополняется, а новые знания добываются лишь изучением природы. Стало быть, одно реальное знание, естествознание - причина прогресса. А из этого следует, что истории необходимы два деятеля - ученый и литератор. Только они в силах ускорить прогресс. Ученый - отыскивая новые истины, литератор - пуская их в обращение. Высшая, прекраснейшая, самая человеческая задача искусства слова состоит именно в том, чтобы слиться с наукою и, посредством этого слияния, дать науке такое практическое могущество, которого она не могла бы приобрести исключительно своими собственными средствами..."

Дмитрий Иванович Писарев (1840-1868), великий русский публицист и литературный критик, третий по значению из шестидесятников, после Чернышевского и Добролюбова, за слова "низвержение царствующей династии Романовых и изменение политического и общественного строя составляет единственную цель и надежду всех честных граждан России", и так не отличавшийся крепким здоровьем, с июля 1862 по ноябрь 1866 отбывал заключение в Петропавловской крепости...
===================================================================================

"Сколько горячих идей, сколько обширных планов, сколько восторженных порывов рушится при одном взгляде на равнодушную, прозаическую толпу, с презрительным индифферентизмом проходящую мимо нас; сколько чистых и добрых чувств замирает из боязни, чтобы не быть осмеянным и поруганным этой толпой, а, с другой стороны, и сколько преступлений, порывов произвола и насилия останавливается пред решением этой толпы, всегда как будто равнодушной и податливой, но, в сущности, весьма неуступчивой в том, что однажды ею признано. Поэтому важно для нас знать, каковы понятия этой толпы о добре и зле, что у ней считается за истину и что за ложь...

Страшна и тяжела для каждого новичка попытка идти наперекор требованиям и убеждениям темной массы. Ведь она проклянет нас, хорошо еще, если только полоумными сочтет и будет посмеиваться. Она ищет знания и любит рассуждать, но в известных пределах, предписанных ей основными понятиями, в которых путается рассудок...

Секрет равнодушия к логике заключается в отсутствии всякой логичности в жизненных отношениях, когда властные самодуры заявляли всем остальным: захочу - помилую, захочу - раздавлю. Самодурство стремится узаконить себя и установить, как незыблемую систему - оттого оно, вместе с таким широким понятием о собственной свободе, старается, однако же, принять все возможные меры, чтобы оставить эту свободу навсегда только за собой, чтобы оградить себя от всяких дерзких попыток посягнуть на нее...

Самодуры знают, что их своевольство будет иметь довольно простора до тех пор, пока все будут робеть перед ними - вот почему они так упорны, так высокомерны, так грозны. Чем меньше они чувствуют действительной силы, чем сильнее поражает их влияние свободного здравого смысла, доказывающего им, что они лишены всякой разумной опоры - тем наглее и безумнее отрицают они любые требования разума, ставя себя и свой произвол на первое место...

Чем больше сумасбродствовал какой-нибудь дармоед, чем наглее он попирал права человечества, тем довольнее были те, которые своим трудом кормили его и которых он делал жертвами своих фантазий...

Самодуры должны постоянно заботиться о том, чтобы укрепить и оградить себя, потому что отовсюду возникают требования, враждебные их произволу и грозящие им борьбою с пробуждающимся здравым смыслом огромного большинства человечества. Отсюда возникает постоянная подозрительность и придирчивость самодуров: сознавая внутренно, что их не за что уважать, но не признаваясь в этом даже самим себе, они обнаруживают недостаток уверенности в себе мелочностью своих требований и постоянными, кстати и некстати, напоминаниями и внушениями о том, что их должно уважать..."

Николай Александрович Добролюбов (1836-1861), "оселок" нравственности в литературе девятнадцатого века. Его статья "Луч света в темном царстве" актуальна на все времена. Особенно, для женщин.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments