Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Вгляд изнутри

Взято у chingizyd в post
Всё собирался засесть за более-менее основательный текст, в котором можно было свести ранее описанные отдельные смыслы. Это "всё" как-то не наступало - то оказывалось, что-то было недостаточно ясно объяснено в деталях, и тогда писался еще отдельный пост на тему этой детали, то какой-нибудь случай отвлекал внимание, то что-то я сам уточнял для себя. Сегодня наткнулся на очередной текст, который протрубил "Пора!"... Вот этот текст.

Дело в том, что в этом тексте набор произвольно взятых автором реальных фактов выстроен в определенной последовательности, позволяющей сделать, на мой взгляд, неверный вывод о самих фактах и о контексте, в котором они прибывают в объективной реальности, поэтому я беру за формальную основу данный текст и, отталкиваясь от него, пытаюсь объяснить факты по-другому, показывая другую связь меж ними, подлинную их взаимообусловленность, ну и, в результате, предоставляя возможность читателю самостоятельно сделать прогноз, в рамках этой системы. Итак.

Если совсем упрощая, объяснить смысл подхода Маркса к истории человечества, то идея будет простой и знакомой всем, поскольку мы живем в этой парадигме. А идея такова: человек эволюционирует, т.е., движется по пути прогресса, совершенствуя орудия труда, с помощью которых он подчиняет себе "натуру", т.е. природные силы. Соответственно, коммунизм - это такая степень развития этих орудий, при которой каждый способен удовлетворить свою самую утонченную потребность. Фигурально - это некая скатерть-самобранка, плюс трое-из-ларца одинаковы-с-лица, только в этой ипостаси выступает все общество, которое устроено так, что способно, буквально, из пустоты творить, с помощью разработанных им высокотехнологичных орудий труда, всё, что пожелаешь.

В реале такой степени развития орудий труда многое что мешает. Дальше словосочетание "орудия труда" мы заменяем на "производительные силы", или ПС. Так вот, ПС сами по себе не существуют - для того, чтобы их эксплуатировать, нужны подготовленные спецы, в конце концов, нужны, в первую очередь, те, кто нуждается в продукции этих ПС. Для примера, персональный компьютер обретает ценность только в тандеме с продвинутым пользователем или потребителем его полезных свойств, поэтому припаркованный звездолет на лужайке у вашего дома не сделает вас счастливым обладателем впечатлений от межзвездных путешествий хотя бы потому, что им надо уметь пользоваться по прямому назначению, что подразумевает высокоразвитые производственные отношения, ПО, т.е., развитую науку, преемственность научных кадров, высокие издержки общества на их содержание, соответственно, высокий уровень управления обществом и его самосознания, так сказать, высокий КПД общества - всё то, что в массовом сознании и понимается, как коммунизм, коммунистическое общество.

Так вот, история, по Марксу - это и есть череда успехов на пути к отмене тех препятствий, что тормозят развитие ПС. Маркс, изучая общество, в котором жил, наблюдал эти противоречия наяву, они были для него реальны, и он, как говорится, писал их с натуры. Однако, дело в том, что Европа, в историческом смысле, оказалась местом уникальным, можно сказать, даже исключительным, идеальным, к состоянию которого, понятное дело, все остальные места стремятся, но если и достигают его, то вразнобой. Более того, как показала практика, капитал, который наблюдал и описал Маркс, взрывообразно разрастаясь, не обнаружил на тот момент в своём росте существенного внутреннего ограничителя, который вычислила и описала позже Р. Люксембург, т.е., его неспособность к воспроизводству рынков сбыта. Сам по себе, этот фактор означает, что капитал, если его представить коровой, питается рынками сбыта, как травой на лужайке, и после того, как он сожрет всё на этой поляне, каким бы тучным не был, он сдохнет от голода, возможно, даже не особенно успев похудеть к моменту своей смерти. Это уточнение никак не влияет на то, что предсказал Маркс относительно судьбы капитала, но вносит коррективы в картину его агонии.

Если до "Накопления капитала" Люксембург тактика трансформации капитализма в следующую стадию диктовалась стратегией на мировую революцию и диктатуру пролетариата, то работа Люксембург, в неявном виде, предложила альтернативу - национализацию экономик, разрушение империализма антиколониальным движением и национально-освободительной борьбой. Видимо, эта альтернатива не слишком устраивала Ленина на момент выхода работы, а это 1919 год, кажется - и случившаяся его перепалка с Люксембург похоронила ее работу под заговором молчания. Что не помешало советскому руководству впоследствии руководствоваться выводами из этой работы, втихомолку провозглашая примат национально-освободительной борьбы в октябре 1952 года. В любом случае, для борьбы с развитым капитализмом нужен был развитый, мощный капитал. Это не парадокс, а условие движения к прогрессу. Правоту Люксембург, кстати, подтвердила как раз революционная движуха в России. Это проявилось, в моем понимании, так. Не стоит обосновывать тезис про жареного петуха, который движет общественный прогресс, но стоит обратить внимание на то, кто и как воспринимает этого самого жареного пернатого.

По Марксу, рабочий люд подвергается эксплуатации со стороны эксплуататоров. Для этого эксплуататорский класс выстраивает мощное орудие для подавления и управления эксплуатируемых - государство. Но наши современные доморощенные коммунисты - и даже марксисты - отчего-то, как сговорившись, уповают и чают воскресение мертвых коммунизма только под эгидой орудия подавления эксплуатируемых. Странно как-то. Конечно, государство - это орудие подавления и никакой не благодетель, что является аксиомой, но почему тогда так льнёт к этому орудию "прогрессивная общественность"? Попытаюсь объяснить сей парадокс по-своему.

Маркс не учитывал в своей модели прессинг окружающей среды. Нет, учитывал он его, конечно, но не придавал ему такого значения, которое реально оказывает этот ограничитель развития ПО в разных пятых точках мира, в отличие от благодатного полуострова, омываемого Гольфстримом. А вот в России этот фактор вставал в полный рост. При невозможности содержания громоздкого бюрократического аппарата, в общем, субтильное до поры государство российское, буквально, держало своё податное население в заложниках. Стоило какому-нибудь держиморде и самодуру из вооруженных чинарей прилежно ободрать подвластное население на предмет податей и недоимок - и ближайшая зимовка утилизировала это население подчистую. То есть, отгеноцидить народец можно было вполне себе бюджетными способами.

Воевать с государством в таких условиях было попросту самоубийственно. Все бунты российской истории были беспощадны по указанной причине и зверски рациональны. Любое организованное сопротивление проходило под знаменем альтернативы прежнему госуправлению. Любое. Если не обнаруживается альтернативы в официальной истории, то тем хуже для такой истории. Еще сохранялся вариант бегства в "Беловодье", что тоже не работало на марксово понимание становления гражданского общества. Вся жизнь низов была непрекращающимся боем, подпольем. Война меж государством и народом - а это, в первую очередь, крестьяне той поры - не прекращалась ни на минуту. Отсюда необъяснимая для либералов патология поведения любого русского, который попал во власть: а он просто переходил в другой лагерь - и всё. Зависнуть между молотом государевым и наковальней народа надолго было невозможно, да и так осталось до сих пор. Либо - либо.

И вот нарисовались большевики. А что они предложили крестьянам бывшим и настоящим? Известно что - землю, но куда менее известно то, что они предложили им "электроконей" - тогда все были помешаны на электричестве, как на энергии следующей за капитализмом формации. На русско-крестьянском это означало, что русскому мужику предложили не рвать пуп, т.е., не таскать откованную в кузне вставку, которой он затыкал прореху в мышцах брюшины, чтоб туда не вываливались потроха (это я про грыжу, если что). Чтобы проверить, предлагаю сходить на ближайший хозяйственный рынок, в скобяном ряду выбрать себя косу-девятку, отбить, отстругать её, посадить - и утречком по росе, в июле месяце, вместо того, чтобы пузо греть на пляже или в качалке пыхтеть, пройти  с полгектара по-молодецки, а после этого вернуться к тексту. Широчайшая мышца спины от такой грубой магии так и прёт, так и прёт, скажу я вам. Если, конечно, спину не прихватит. В общем, крестьянский, народный интерес был понятен. Ну, а в обмен на трактор и полуторку и в колхоз было сходить не западло.

Взглянем на ситуацию с другой стороны. Вот дорвались большевики до власти, землю отдали крестьянам, национализировали промышленность, с банками разобрались, насколько смогли, побаламутили Европу, а что делать дальше-то, а? Государство строить, в смысле, социализм в отдельно взятом государстве? А на что? На какие такие шиши? Торговать? А как это? А с кем это? А чем это? Вопросы. Экономику отстраивать? Те же вопросы. И не строить нельзя, потому как социализм - это развитые ПС, мы помним про это. И вот как? Как, едрена мать?! Где про это у Маркса и Энгельса написано? Или сразу нафиг сдаться и всем объявить, что мы немножко ошиблись? Ни хрена, мы пойдём другим путём, мы диалектику учили не по Гегелю... Страшно сказать, но при большевиках сразу после революции случился марксистский парадокс - ПО, в лице руководства страны, основательно и далеко обгоняли ПС. Вот и подтягивали ПС до уровня ПО всё довоенное и немного послевоенное время. А потом какое-то время они балансировали, пока ПО не начали отставать от ПС.

Этот момент отфиксировал академик Глушков, когда сделал примерный подсчёт требуемого и наличного количества управленческих решений в народном хозяйстве. Требуемое количество оперативных решений опережало наличное, кажется, на три порядка. Если Глушков не ошибался, то остается удивляться, почему так долго просуществовал СССР. Я могу это объяснить тем, что в нём по-прежнему нуждалось подавляющее большинство населения. Даже со всеми цеховиками, барыгами и кооператорами он бы как-то худо-бедно держался, ведь, по правде говоря, все эти "антисоциальные" элементы вполне себе лояльно относились к государству, не лезли в политику, состояли в комсомоле, служили в армии, учились в ВУЗах и дружно копали картофель в студенческие годы. Просто в какой-то момент управленческий аппарат СССР "закоротило", и он начал откровенно чудить.

На мой взгляд, надо было, как и предполагалось (со слов Молотова), после войны немного сдать назад, уйти из некритичных сфер управления народным хозяйством, оглядеться, все взвесить спокойно, дать попривыкнуть народу к новациям. Хрущев не пошел на это, у него один из показателей развития занял место цели - "догнать и перегнать", а баланс ПС и ПО оказался ему и его последователям не по зубам. Косвенно эти мои догадки подтверждаются одним стратегом от разведки, мол, нам тупо не хватило времени. "Хорошее враг лучшего", в результате, оглушительно победило СССР, и он схлопнулся, как проект прогрессивного социального будущего. Потомки большевиков превратились в апологетов государства, так как по-другому подчинять волю масс уже не могли и не умели.

Крестьянская, в своей массе, народная наличность этот переход чутко отследила ростом алкоголизма и демографическим спадом. Для низов уже тогда стало понятно, что "электроконями" всё дело и ограничилось, никакого светлого будущего созданный в СССР управленческий конструкт выдать не в состоянии, и с 60-х годов раскрепощенные русские начали отход на исходные рубежи, с которых их выбить очень трудно - началась архаизация сознания масс. Для этого состояния сознания характерными являются индивидуализм, экономическая самодостаточность, гедонизм, некоторая ригидность, алармизм. Весь этот набор расцвел пышным цветом на фоне буржуазных реформ РФ.

Если этот тренд сохранится - а он сохранится - то это движение в сознании масс маятником качнется в зону, где государство не может существовать, во всяком случае, в прежнем виде. Я уже писал о том, что в нашем климате вся инфраструктура либо служит во благо населению, либо во вред, без промежуточных состояний - или для народа, или для государства и тех, кто за ним стоит. Именно поэтому население совершенно равнодушно относится к разрушению ПС в чужих для него руках. Это выживальческий архетип сознания. Просевшие до него ПО не имеют возможность зафиксировать падение ПС на уровне средне-буржуазном, как хотелось бы либералам и правительству. Именно поэтому в глазах либералов любые инвест-программы внутреннего происхождения не имеют особого смысла, а иностранных тупо нет. И не будет. На этом фоне тут не во что вкладываться на перспективу.

Все рассуждения о культурном коде русских, о русской цивилизации, о духовности и богоносности - есть дурь несусветная, либо пропаганда. Всё, что можно было выжать из западного типа хозяйствования на территории России, уже выжато. Роста отечественных ПС за счет внутренних резервов ждать глупо, а роста отечественных ПО без роста отечественных ПС тоже не приходится. Выходом из создавшегося положения я считаю совершенно иной, новый взгляд на саму хозяйственную деятельность, новые подходы в развитии ПС и ПО. Нужны инновации, в этом смысле. Какие, не знаю, но догадываюсь, что их концепты уже существуют. Внедрению их препятствуют, в том числе, изжившие себя структуры госнадстройки. Искать аналогий в начале ХХ века не стоит, ситуации разные по многим параметрам, думаю, что сравнительно скоро придется-таки учиться жить без государства, ну, или под его символической вывеской...

Государство, вслед за капиталом, истекает из страны. Все привычные политические силы будут противиться деполитизации и пугать казнями египетскими, потому как без государства они, эти силы, умножаются на ноль, но и превозмочь объективный процесс они не в силах, а поэтому вразнобой либо не замечают этого, либо придумывают этому процессу не соответствующие его сути названия. Но это уже из области досужих вымыслов, т.е., моих прогнозов, а я обещал, что возможность прогнозировать оставлю своим читателям.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments