Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Депрессии

Картинки по запросу гифка осенний дождь


"Депрессия - одна из самых частых форм реактивных состояний. Характерной для нее особенностью является отсутствие сколько-нибудь ощутимой границы между нормой и патологией. Легкая депрессия является распространеннейшей формой нормальных общечеловеческих переживаний: всякая сколько-нибудь значительная утрата у большинства нормальных людей вызывает угнетенное, тоскливое настроение, общую вялость и заторможенность, отсутствие сна, аппетита, слезы и пр.

В патологических случаях речь идет, преимущественно, о количественном нарастании тех же самых явлений. Можно выделить две группы патологических депрессивных состояний реактивного порядка:

1. Случаи, где преобладает чрезмерная сила аффективных проявлений.
2. Случаи, обращающие на себя внимание своею длительностью.

Случаи первого рода, хотя и приводят нередко к попыткам самоубийства, все же сравнительно редко попадают под наблюдение специалиста, они носят характер эксплозивных вспышек (raptus), непосредственно примыкающих к утрате близкого человека, любовному разочарованию и т.д.; попытка самоубийства иной раз является началом спадения аффективной волны и возвращения субъекта к более или менее "нормальному" состоянию.

В других случаях, с течением времени, проявления аффекта делаются менее резкими, однако, полностью он не разрешается и принимает характер длительной депрессии. Сплошь и рядом депрессивное состояние развивается постепенно, достигая максимального напряжения лишь через некоторый промежуток времени после момента психической травмы. Реактивные депрессии обычно мало отличаются от депрессий эндогенных, пожалуй, единственным сколько-нибудь постоянным, хотя вовсе не обязательным, отличительным их признаком является наличность связи между событием, поведшим к развитию депрессии, и содержанием переживаний в депрессивном состоянии.

Надо сказать, что картины реактивных депрессий могут быть очень разнообразны - обстоятельство, стоящее в связи не столько с характерам и интенсивностью начального переживания, сколько с конституциональными особенностями заболевающих. Реактивные депрессии могут развиваться у психопатических личностей любого склада, охотнее и глубже всего затрагивая, однако, лиц с циклотимическим, в широком смысле этого слова, предрасположением, особенно, у циклотимиков конституционально-депрессивных и эмотивно-лабильных. Естественно, что в этом кругу чаще всего и развиваются наиболее близкие к эндогенным депрессиям картины.

У лиц не циклотимического склада, например, у астеников, реактивные депрессии обыкновенно оказываются менее глубокими и не столь длительными, нередко с очень мало выраженными явлениями торможения; у лиц с истерическими чертами психики они, кроме того, характеризуются заметной склонностью к преувеличению своего болезненного состояния и к преобладанию элементов агрессивности и раздражительности над тоской и свойственной циркулярной депрессии установкой на самообвинение; наконец, у эпилептоидов, которые нередко дают реактивные депрессии, эти приступы иногда затягиваются на очень долгий срок, отличаются большой монотонностью, больные сплошь и рядом угрюмы, злы, не поддаются ни ласке, ни уговорам, при этом винят в происшедшем несчастии кого угодно, но не себя.

К атипическим реактивным депрессиям близко стоят своеобразные картины, которые, может быть, целесообразнее было бы совсем выделить из группы депрессивных состояний. Таковы состояния, которые удобнее всего назвать острыми реактивными астениями, и реактивные ипохондрии. Первая группа случаев обнимает состояния, развивающиеся у шизоидов и астеников после длительных и интенсивных аффективных напряжений, особенно, если они не привели к желательному результату или даже закончились тяжелой утратой (например, смертью долго болевшего и требовавшего бдительного ухода близкого человека).

В этих картинах на первый план выступает не тоска и угнетение, а вялость, безразличие, апатия, упадок инициативы, иногда сменяющиеся вспышками раздражения. Часто сюда же присоединяется и ряд соматических симптомов: головные боли, бессонница, отсутствие аппетита и прочее. Реактивными ипохондриями следует обозначать состояния, развивающиеся преимущественно у астеников и эмотивно-лабильных, в связи с неосторожно сообщенным им серьезным диагнозом того или иного их болезненного состояния (ятрогенные реакции), или даже просто в связи с более или менее обыкновенными их собственными предположениями о наличии у них той или другой опасной болезни (например, болезни сердца, туберкулеза, рака). Подобного рода острые ипохондрические состояния могут возникать и у людей, по той или иной причине оказавшихся в местности, которой угрожает распространение какой-нибудь эпидемии.

От привычных ипохондрических состояний конституциональных астеников реактивные ипохондрии отличаются, помимо остроты течения, интенсивностью лежащего в их основе чувства страха и тревоги; такие люди не в состоянии ничего делать, даже сидеть на месте, мечутся из стороны в сторону, пристают к окружающим со всевозможными жалобами или обращаются в бегство из той местности, которая им кажется опасной. В других случаях, наоборот, они на известный срок, до окончания болезненного состояния целиком погружаются в заботы о своем здоровье, заполняя все свое время пунктуальнейшим выполнением врачебных предписаний и делаясь совершенно недоступными каким-либо другим интересам...

Необходимо хотя бы вкратце остановиться на вопросе о механизмах, вызывающих к жизни те патологические явления, которые мы называем психогенными реакциями или реактивными состояниями. Здесь, может быть, важнее всего указать, что в значительном числе случаев - это те механизмы, которые действуют и в "нормальной" психической жизни. Физиологически, это, прежде всего, механизмы безусловных и условных рефлексов: возбуждения, торможения, сочетания, срыва и т.д., причем в одних случаях возбуждение распространяется на области обычно им не затрагиваемые, обусловливая и закрепляя при этом ряд необычных сочетаний, в других торможение делается чрезмерно глубоким, одновременно иной раз высвобождая подавляемые в обычных условиях примитивные автоматизмы, в-третьих – происходит неожиданное уничтожение, казалось бы, уже прочно установившихся ассоциаций.

Психологически представлению об отсутствии в изучаемой области какой-либо непереходимой грани между нормой и патологией соответствует установленное положение о том, что большинство психогенных реакций характеризуется одним общим признаком, именно, признаком их понятности: во-первых, с точки зрения психологической возможности объяснить явление, как результат и последствие обусловившего его переживания и, во-вторых, с точки зрения наличности в тех жизненных формах, в которых оно проявляется, определенного смысла и цели.

Практически, одной из самых важных форм такой "понятной" связи реакций с вызвавшими их воздействиями является "уход из действительности", когда малоустойчивая личность, стремясь освободиться от невыносимой тяжести ситуации, в которую она попала, или попросту выключает эту ситуацию из сознания, или ускользает из нее более хитрым путем, полубессознательно разыгрывая то или иное болезненное состояние, или пользуется обоими этими приемами одновременно.

Другой тип "понятных" связей дает тот случай, когда субъект, сознательно или бессознательно, пытается тем или иным образом компенсировать собственную свою недостаточность - либо кажущуюся, мнимую, либо действительно существующую. Пытается как-нибудь компенсировать свои жизненные неудачи, создать вместо них тот или другой суррогат - и в этих своих попытках выявляет те черты своей психики, которые до того находятся в латентном состоянии (например, агрессивность, склонность к переоценке тех или иных идей, склонность к бредовым построениям, к фантазии, навязчивое мышление). Человек пытается тем или иным путем хотя бы на время найти себе такую позицию и место в жизни, которое бы давало ему выход из невыносимой для себя, неприемлемой, непосильной ситуации.

Наконец, естественна, "понятна" депрессия, тоска после несчастья, "понятен" страх и идеи преследования после обыска, после ареста, "понятны" галлюцинации в одиночном заключении и т.д. и т.д. Термин "понятный" берется в кавычки, ибо всякое такого рода явление и понятно, и непонятно: если оно существует в действительной жизни, то оно чем-то обусловлено и может быть понято; непонятно же оно потому, что выходит за рамки обычных средних типов реагирования. Вопрос о "понятности" связей относительный, условный; клиническое его значение все же остается очень большим, ибо отсутствие или наличность этой понятности сплошь и рядом оказывает большие услуги в деле дифференциального диагноза между психопатией и болезненным процессом (шизофренией), причем отсутствие этого клинико-психологического признака обычно говорит за шизофрению и против психопатии". https://www.livelib.ru/author/231515/quotes-petr-gannushkin
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments