Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Психоэтюды

Взято у val000
Эпилептоиды. Эпилептоидная психопатия находятся в таком же отношении к эпилепсии, как шизоидная психопатия к шизофрении. Самыми характерными свойствами этого типа психопатов считаются, во‑первых, крайняя раздражительность, доходящая до приступов неудержимой ярости, во-вторых, приступы расстройства настроения (с характером тоски, страха, гнева) и, в-третьих, определенно выраженные т.н. моральные дефекты (антисоциальные установки).

Обычно это люди очень активные, односторонние, напряженно деятельные, страстные, любители сильных ощущений, очень настойчивые и даже упрямые. Та или другая мысль надолго застревает в их сознании; можно определенно говорить о склонности эпилептоидов к сверхценным идеям. Их аффективная установка почти всегда имеет несколько неприятный, окрашенный плохо скрываемый злобностью оттенок, на общем фоне которого от времени до времени, иной раз по ничтожному поводу, развиваются бурные вспышки неудержимого гнева, ведущие к опасным насильственным действиям.

Обыкновенно подобного рода психопаты очень нетерпеливы, крайне нетерпимы к мнению окружающих и совершенно не выносят противоречий. Если к этому прибавить большое себялюбие и эгоизм, чрезвычайную требовательность и нежелание считаться с чьими бы то ни было интересами, кроме своих собственных, то станет понятно, что поводов для столкновений с окружающими у эпилептоидов всегда много. И даже тогда, когда их нет вовсе, эпилептоиду ничего не стоит их выдумать только для того, чтобы разрядить неудержимо накипающее у него временами чувство беспредметного раздражения.

Он подозрителен, обидчив, мелочно придирчив. Все он готов критиковать, всюду видит непорядки, исправления которых ему обязательно надо добиться. В семейной жизни эпилептоиды обыкновенно несносные тираны, устраивающие скандалы из‑за опоздавшего на несколько минут обеда, подгоревшего кушанья, плохой отметки у сына или дочери, позднего их возвращения домой, сделанной женой без их спроса покупки и т. д. Постоянно придираются к домашним со всевозможными замечаниями, мельчайшую провинность возводят в крупную вину - и, как правило, ни одного проступка не оставляют без наказания.

Они всегда требуют покорности и подчинения себе и, наоборот, сами совершенно не выносят повелительного тона у других, пренебрежительного к себе отношения, замечаний и выговора. С детства непослушные, они часто всю жизнь проводят в борьбе за кажущееся им ограничение их самостоятельности, борьбе, которая им кажется борьбой за справедливость. Неуживчивость эпилептоидов доходит до того, что многие из них принуждены всю жизнь проводить в скитаниях, с одной стороны, благодаря их страсти во все вмешиваться, а с другой, и больше всего, из‑за абсолютной неспособности сколько‑нибудь продолжительное время сохранять мирные отношения с сослуживцами, с начальством, с соседями.

Очень важно подчеркнуть чрезвычайно характерную для эпилептоидов склонность к эпизодически развивающимся расстройствам настроения, расстройствам, могущим возникать как спонтанно, как бы без всякой видимой причины, так и реактивно - под влиянием тех или других неприятных переживаний. То, что отличает подобные расстройства от депрессивных состояний всякого другого рода, это почти постоянная наличность в них трех основных компонентов: злобности, тоски и страха.

Несмотря на свою необузданность, эпилептоиды всегда остаются людьми очень узкими, односторонними и неспособными хотя бы на мгновение отрешиться от своих эгоистических интересов, полностью определяющих их всегда очень напряженную деятельность. Их аффективность лишена богатства оттенков и определяется, преимущественно, постоянно имеющейся у них в наличии агрессивностью по отношению к окружающим людям. Чувство симпатии и сострадания, способность вчувствоваться в чужие переживания им недоступны.

Отсутствие этих чувств, в соединении с крайним эгоизмом и злобностью, делает их морально неполноценными и способными на действия, далеко выходящие не только за рамки приемлемого в нормальных условиях общежития, но и за границы, определяемые уголовным законом. Особенно часто они сталкиваются с последним из‑за склонности их к насильственным актам, попадая под суд по обвинению в убийстве или нанесении тяжелых ран. Более невинное значение имеет их наклонность к скандалам, особенно часто проявляемая ими под влиянием алкоголя, который, как правило, они, обыкновенно плохо переносят, давая довольно часто вспышки так называемого патологического опьянения.

Эпилептоиды - люди инстинктов и примитивных влечений. Страстные и неудержимые, они ни в чем не знают меры: ни в безумной храбрости, ни в актах жестокости, ни в проявлениях любовной страсти. В их рядах мы часто встречаем азартных игроков, пьяниц и лиц, страдающих периодическими приступами неудержимого стремления к бродяжничеству. Иногда, однако, подобные т.н. "импульсивные" проявления встречаются и у людей, у которых другие особенности эпилептоидной психопатии (злобность, агрессивность) несколько отступают на задний план.

Трудно сказать, что является главным дефектом этих импульсивных психопатов, людей инстинктов по преимуществу, чрезмерная ли сила влечения, или недостаточная способность их к подавлению. Эта разновидность эпилептоидов дает не меньшее, чем основная группа, число правонарушителей, она поставляет преступников против половой нравственности, мошенников, воров, растратчиков и т.д. Среди них много так называемых половых психопатов, т.е., лиц, страдающих сексуальной извращенностью. Однако, склонность к половым аномалиям того или другого рода есть черта, свойственная многим психопатам, а не одной какой‑либо определенной их группе.

В то время, как часть специалистов считает характерными для эпилептоидной психопатии лишь описанные выше симптомы, относя часто встречающиеся у эпилептиков черты психической вязкости, "зацикливания", педантизма, мелочности, лицемерия не к чертам конституциональной психопатии, а к проявлениям эпилепсии, как болезненного процесса (следовательно, к явлениям, сопутствующим уже нажитому слабоумию), другие говорят о двух различных группах эпилептоидных психопатов. Значительная часть эпилептоидов отличается своеобразным атлетически‑диспластическим телосложением и чрезмерной возбудимостью вазомоторов. В связи с последним обстоятельством стоят часто наблюдаемые у них во время вспышек гнева приливы крови к голове...

***

Татамо: напомню о Петре Борисовиче Ганнушкине - русском психиатре и просто человеческой глыбе - разработавшем оригинальное учение о патологических характерах. Главным смыслом деятельности этого ученого было стремление доказать первоочередное значение профилактики психических отклонений, связанной с улучшением социально-бытовых условий жизни общества и существование зависимости характера человека от, как бы мы сегодня сказали, "качества жизни". Интересно, существуют ли труды, рассматривающие также связь ландшафта и характера. Например, мне всегда был любопытен "итальянский" типаж, пестуемый не столько каким-то особенным воспитанием или социумом, сколько красотами природы...

http://www.koob.ru/gannushkin_p_b/klinika_psihopatii_ih_statika_dinamika_sistematika
http://www.koob.ru/gannushkin_p_b/religion_1
http://www.koob.ru/gannushkin_p_b/

"Эпилептоидные реакции. Расстройства настроения - как у психопатов эпилептоидного типа, так и у настоящих эпилептиков - нередко возникают реактивно. Здесь уместно упомянуть, что все психогенные реакции импульсивного типа, по-видимому, охотнее всего возникают у психопатов эпилептоидной группы. Под влиянием тяжелых переживаний, больших неудач, огорчений - длительных, повторных, интенсивных - у некоторых людей развиваются расстройства настроения, выражающиеся в озлобленности, гневливости, тоске. Человек озлобляется, старается выявить себя возможно жестче, антисоциальнее, пренебрегает правилами и навыками общежития; он отмежевывается от общества, старается как можно больше навредить, отомстить этому обществу.

Такая личность не погружается в самого себя, как шизоид, но "ведет борьбу" - эта борьба есть результат чувства мести, чувства озлобления его против общества, которое не дало ему счастья, уюта, места в жизни, и против тех условий, в которых он очутился. Чрезвычайно важно подчеркнуть, что такого рода реакции могут развиваться не только у резко выраженных эпилептоидных психопатов, но, также и у людей, в психике которых эпилептоидные компоненты только намечены...

Группа неустойчивых психопатов. Душевно неглубокие, слабохарактерные люди, легко подпадающие под влияние среды, особенно, дурной, и, увлекаемые примерами товарищей или нравами, господствующими в их профессиональном окружении, спиваются, делаются растратчиками, мошенниками и пр. Большею частью, люди "не холодные" и "не горячие", без больших интересов, без глубоких привязанностей, недурные товарищи, нередко милые собеседники, компанейские, они скучают в одиночестве и обыкновенно берут пример со своих более ярких приятелей. В среде, где не в обычае употребление спиртных напитков, а систематический труд является общей привычкой, они идут в ногу с другими и оказываются нисколько не хуже средних людей, ни в какую сторону не выделяясь из них ни своим умственным уровнем, ни своими интересами и нравственными качествами.

Иногда они вызывают неудовольствие окружающих своей беспорядочностью, неаккуратностью, особенно, ленью. Над ними надо вечно стоять с палкой, их надо понукать, бранить или ободрять, смотря по обстоятельствам. Легко вдохновляющиеся, они легко и остывают, далеко не всегда оканчивая начатое ими дело, особенно, если их предоставили себе. Их несчастие - наркотические средства, особенно, алкоголь, под влиянием которого они часто делаются неузнаваемыми, как будто кто-то подменил того милого человека, с которым так приятно было иметь дело, когда он был трезв: из доброго, услужливого и уступчивого он делается грубым, дерзким, эгоистичным, даже больше - бессердечным, способным в один день пропить все свое жалованье, на которое семья должна была бы существовать целый месяц, унести из дома и продать последнюю одежду жены и детей и т.д.

Протрезвившись, он будет горько раскаиваться в своих поступках, перейдет всякую границу в самообвинениях, но не применет пожаловаться на случайно сложившиеся обстоятельства, на то, что его, человека с запросами и способностями, "заела среда". Такие люди невольно вызывают сочувствие и желание им помочь, но оказываемое им содействие редко идет впрок: стоит на короткое время предоставить такого человека самому себе, как он уже, оказывается, все спустил, пропил, проиграл в карты, попал в какой-нибудь крупный скандал, заразился "некрасивой" болезнью и т.д., и т.д. Только в условиях постоянной опеки и организованной среды, находясь под давлением сурового жизненного уклада или в руках человека с сильной волей, не спускающего с него глаз, может подобного рода человек существовать благополучно и быть полезным членом общества...

Группа антисоциальных психопатов: существуют психопаты, главной бросающейся в глаза особенностью которых являются резко выраженные моральные дефекты. Эти люди характеризуются отсутствием "социальных" эмоций: чувство симпатии к окружающим и сознание долга по отношению к обществу у них обыкновенно полностью отсутствует; у них нет ни чести, ни стыда, они равнодушны к похвале и порицанию, они не могут приспособиться к правилам общежития. Почти всегда это субьекты, во-первых, лживые - не из потребности порисоваться и пофантазировать, а, исключительно, для маскировки инстинктов и намерений, во-вторых, ленивые и неспособные ни к какому регулярному труду. Искать у них сколько-нибудь выраженных духовных интересов не приходится, зато они отличаются большой любовью к чувственным наслаждениям: почти всегда это лакомки и сластолюбцы.

Чаще всего, они не просто "холодны", а и жестоки. Грубые и злые, они очень рано, с детства, обнаруживают сначала склонность к мучительству животных и поразительное отсутствие привязанности к самым близким людям (даже к матери), а затем бесцеремонное нежелание считаться с окружающими. Они способны из-за пустяка плюнуть матери в лицо, начать за столом громко браниться площадной бранью, бить окна, посуду, мебель при самой незначительной ссоре - и все это не столько вследствие чрезмерного гневного возбуждения, сколько из желания досадить окружающим. Иногда они питают тяжелую злобную ненависть и жажду мести по отношению к тем из близких (чаще всего, к отцу), которые стремятся держать их в определенных рамках и проявляют по отношению к ним строгость; в таких случаях дело может дойти и до убийства. Стеснение своей свободы они, вообще, переносят плохо и поэтому, как правило, рано оставляют дом и семью; при отсутствии привязанностей, жизнь в домашней обстановке означает для них только ряд несносных ограничений и невозможность развернуть в полной мере свои своеобразные наклонности...

Надо сказать, что описываемая психопатия обнимает очень широкую группу лиц во многом различного склада. Кроме основного типа, отличающегося чертами, близкими к эпилептоидам (грубые, жестокие и злобные), среди них встречаются и "холодные", бездушные резонеры, родственные шизоидам субьекты, у которых хорошо действующий рассудок всегда наготове для того, чтобы оправдывать и объяснять их дурные поступки...

Группа конституционно-глупых: подобного рода люди иногда хорошо учатся (у них обычно хорошая память) не только в средней, но и в высшей школе, но когда они "вступают в жизнь", где приходится применять знания к на практике и проявлять известную инициативу, они оказываются бесплодными. Они умеют себя "держать" в обществе, говорить о погоде, произносить шаблонные, банальные вещи, но не проявляют никакой оригинальности (отсюда выражение "Salon blödsinn" - салонное слабоумие). Они хорошо справляются с жизнью лишь в определенных, узких, давно установленных рамках домашнего обихода и материального благополучия. С другой стороны, сюда относятся и элементарно простые, примитивные люди, лишенные духовных запросов, но хорошо справляющиеся с несложными требованиями какого-нибудь ремесла, иногда даже без больших недоразумений работающие в торговле и в администрации.

Одной из отличительных черт конституционально-ограниченных людей является их большая внушаемость, их постоянная готовность подчиняться голосу большинства, "общественному мнению" ("что станет говорить княгиня Мария Алексеевна!"), это люди шаблона, банальности, моды, это тоже люди среды, но не совсем в том смысле, как неустойчивые психопаты: там люди идут за ярким примером, за "пороком" или "порогом", а здесь, напротив, за "благонравием". К конституционно-глупым надо отнести также и тех своеобразных субьектов, которые отличаются большим самомнением и с высокопарным торжественным видом изрекают общие мысли или не имеющие никакого смысла витиеватые фразы, представляющие набор пышных слов без содержания. М.б., здесь же надо упомянуть и о некоторых резонерах.

Нелишне подчеркнуть, что, по отношению ко многим видам конституционной глупости, обычно подтверждается мысль о том, что они могут и умеют больше, чем знают, в результате чего, в грубо элементарной жизни они часто оказываются даже более приспособленными, чем т.н. умные люди... Конституционально-ограниченные психопаты - всегда консерваторы; из естественного чувства самозащиты они держатся за старое, к которому привыкли и к которому приспособились, и боятся всего нового. Это те "нормальные" люди, о которых Кюльер (Cullere) говорил, что в тот самый день, когда больше не будет полунормальных людей (demi-fous), цивилизованный мир погибнет - не от избытка мудрости, а от избытка посредственности. Это те "нормальные" люди, которых Ферри (Ferri) сравнивает с готовым платьем из больших магазинов; здесь действует только закон подражания...

Гораздо чаще конституциональная психопатия приобретает свою жизненную силу, достигает степени уже клинического факта только при наличности достаточно сильных внешних воздействий. Роль внешнего фактора в клинике психопатий имеет особенно большое значение - в качестве проявителя того, что при других условиях осталось бы скрытым. Между психопатическими особенностями и соответствующими им "простыми человеческими недостатками" разница, большей частью, только количественная, а не качественная - так называемые "нормальные" характеры (если только таковые существуют) без всяких границ переходят в патологические... П.Ганнушкин"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments