Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Из мира теорий

Прежде всего, следует учитывать, што радфемы не имеют опыта жизни в обществе, которое можно обозначить, как "советская цивилизация" - первое в мире общество, освободившее женщину и предоставившее ей возможность достойно встать плечом к плечу с мужчиной. Просто радфемы рискнули в условиях 21 века, стремящегося вновь швырнуть женщину на колени, рассмотреть проблему насилия вообще. Как мы знаем, никакое общество до сих пор не гарантировало защиту женщине от сексуального насилия или домашнего насилия (как и любого насилия, в принципе, в том числе, военного, государственного и пр., в рамках древней патриархальной матрицы "кто сильнее - тот и прав").

Проблема насилия уходит корнями очень глубоко, пожалуй, к самому началу возникновения человечества на нашей прекрасной планете, и об этом "начале" мы ничего не знаем, а все, высосанные из пальца, теории, типа возникновения человека из "абизяны" или "по образу и подобию", яйца выеденного не стоят. Хотя, второй вариант условно стоит ближе к истине, вот только там "места" перепутали: не евино "воплощение" было "сотворено" из адамова ребра, к-рый, пользуясь природной ловкостью, только и стучал боженьке "это не я, это Евка, дура, яблоко сожрала!" (т.е., еще в раю была назначена "коза отпущения"), но ровно наоборот - о чем и поведали миру научные исследования генетиков во второй половине двадцатого века, мгновенно спрятанные "в стол", дабы охлос не взбунтовался...

В.И.Ульянов, гениальный мыслитель и интеллектуал, прекрасно понимал важность роли женщин в обществе, но его уничтожили; Джугашвили женщин традиционно презирал, хотя и не выпячивал свое мнение, ибо оно не вписывалось в тогдашний официоз (судьбу его жены с весов не сбросить). Таким образом, постепенно и вполне логично, в конце двадцатого века "всё вернулось на круги своя": стремление, несмотря ни на што, доминировать, а посему непрекращающиеся драки между самцами, лицемерие иерархического патриархального общества, привычная сервильность и удобное лизоблюдство перед сильными, обеспеченные природной мужской агрессивностью, амбициозностью и абсолютной ее ненасыщаемостью, тем более, склонность к патологическим зависимостям и напичканность различными психологическими комплексами - регулировались и направлялись умными и коварными политтехнологами с древнейших времен в интересах "элит", объединенной задачей которых являлось положение женщин на роли "второсортных" членов общества. Ведь поведение баранов проще просчитать для стратегически планируемого - во имя "благородной цели" восстановления гомеостазиса планеты, а на самом деле, управления массами для более выгодной эксплуатации - сталкивания лбами, в то время, как овцы бывают непредсказуемы (сорри за образное сравнение)...

Затронутая проблема комплексная и, вполне возможно, более перспективная, нежели все остальные. "Всё начинается с первого шага", или "как корабль назовешь, так он и поплывет". Глупо в 21 веке сводить "первоконфликт" к конфликту "Каина и Авеля". Судя по всему, в "самом начале" было нечто такое, чего ни в коем случае нельзя было допускать до "широкого общественного обсуждения". Наверняка, т.н. "хозяева жизни" об этом осведомлены, поэтому и была в свое время придумана библейская матрица, позволяющая много веков грозно напоминать женщине, што той "велено молчать", и успешно манипулирующая людскими массами, как петрушками в вертепе, научая тех "приличному людоедству" и бесстыдно эксплуатируя их труд "во имя" под высокими штандартами, типа "Gott mit uns!" или пафосом "патриотических" воззваний. При этом, суть не менялась: "Разделяй и властвуй!"...

Одна беда - тетки стали прежними дурами после того, как советскую школу убили. В буквальном смысле слова, убили - и в буквальном смысле слова, дурами. С интеллектом на уровне табуретки. Ну, хоть не столь агрессивные, как "деревянные солдатики Урфина Джюса" с дубинами в лапах и с пеной слюны у вопящих глупости ртов...

Итак, ознакомимся.

"Проблема глобализации и индустриализации проституции не может рассматриваться, как самостоятельное явление; исследование его будет неполным и неточным, вне контекста политических и культурных изменений. Мы предлагаем анализ причин и обстоятельств, в рамках которых происходит нормализация и легализация проституции. Исторические рамки "неопатриархата":

- первый этап: 1345 (начало пандемий чумы)-1962 гг. (окончание цикла мировых войн и периода массового уничтожения населения, в контексте государственных переворотов и гражданских вооруженных конфликтов). Создаются предпосылки для смены общественной парадигмы;
- второй этап: патриархатная сексуальная революция (ПСР) 60-70 годов ХХ века. Начинается смена парадигмы.

Во время первого этапа неопатриархата, смена мужских элит, по-видимому, начинает мыслиться, как возможная, а затем и необходимая, в результате относительно быстрого и массового уничтожения элиты доминирующей мужской группы, вследствие природных и социальных катаклизмов. Скорость и масштабы уничтожения мужских элит в этот период были таковы, что их достаточное и регулярное воспроизводство стало невозможным. Кроме того, во время пандемий чумы произошло невиданное доселе сокращение не только элит, но и рабочей силы, крестьянского и городского населения - и нехватка рабочих рук позволила оставшимся крестьянам выторговать (или отвоевать, см. Жакерия, восстание Уота Тайлера) себе разные послабления, прежде всего, личную свободу, а, значит, получить возможность самостоятельно распоряжаться собой и домочадцами без контроля феодала, почувствовав "вкус господства" в рамках хотя бы своей семьи и возможность для осуществления первичного накопления, приобретения капитала и соответствующего ему статуса, в частности, непосредственно через сексуальную эксплуатацию женщин.

Почему обмен женщинами настолько важен и почему вокруг этого вопроса постоянно возникает конфликт среди членов доминирующей мужской группы (мужской фратрии)? Потому что женщина, наряду с землей, является наиболее важным природным ресурсом, который можно использовать прямо или опосредованно для жизнеобеспечения мужской особи и - что более важно - больших мужских групп. Женщины в патриархате обязаны производить и воспроизводить (непрерывно и постоянно) условия выживания для "человеческой" группы (при этом будучи исключёнными из неё). Женщины не могут (им запрещено) претендовать на собственность, как на результаты своего труда, а социальное существование женщин можно характеризовать, как всестороннюю депривацию и, практически, абсолютное отчуждение. Это ситуация одушевлённой вещи (инструмента), т.е., ситуация рабыни. Рожать, обслуживать, трудиться - и всё молча, в рамках общепринятых религиозных норм и стандартов. А если учесть, что красота женщин ценится, наряду с редкими бриллиантами - это открывает широчайшие возможности для торга ими...

Доминирующая мужская группа в патриархате самоорганизуется вокруг основного вопроса: кто и на каких условиях владеет женщинами, кто и на каких условиях имеет право получать жизнеобеспечение? На этой же основе внутри неё постоянно действуют диалектические противоречия между различными фракциями, подгруппами мужской фратрии. Основные формы владения женщинами - это частная собственность и общественное владение. Узкий круг мужской землевладельческой/военной/религиозной элиты с практически неограниченными возможностями и привилегиями составляет единственный субъект рынка обмена женщинами. Мужская особь в таком обществе отнюдь не получает статус экономического и политического субъекта по праву рождения. Рождение даёт им только статус кандидатов, претендентов на статус патриарха (собственника рабыни/рабынь и приплода от неё/них). Решение о присвоении мужской особи статуса полноправного члена фратрии принимается не им, а другими членами правящей элиты: двумя отцами, договаривающимися о купле/продаже принадлежащей одному из них женщины, т.е., о браке. В старорежимном патриархате (олд-патриархате) не только чётко прослеживается "принцип животноводства" в отношении женщин - при таком строе общественная зрелость, значимость и полноправие у мужчин достигаются, практически, исключительно путём принадлежности к линии наследования.

Для олд-патриархатного рынка рабынь всегда характерен недостаток предложения (причины: феминицид во всех его проявлениях, высокая женская смертность из-за ранних беременностей и трудовой сверхэксплуатации). Недостаток предложения и жёсткие условия регулирования доступа к женщинам со стороны отцовской элиты создают постоянно растущую по численности мужскую люмпен-массу, которая имеет достаточно ограниченные шансы получить в течение жизни статус субъекта общественного договора, и даже более того - может быть легко феминизирована, т.е., обращена в рабство. Численность этих мужских люмпен-масс в те периоды, когда правящей верхушкой начинает практиковаться дерегуляризация рождаемости (именно это происходит в Европе в первый период неопатриархата, особенно, начиная с периода Реформации), возрастает в огромных пропорциях в относительно короткий срок.

Думается, что невозможно разграничить исторические периоды и общества, для которых была бы характерна только одна форма собственности на женщин - частная или общественная; в действительности, обе эти формы собственности всегда сочетались и сочетаются. Такое сочетание имеет известное универсальное культурное выражение: парадигма Мадонны/Блудницы, Матери/Проститутки, Женщины-матки/Женщины-вагины. В контексте взаимоотношений между фракциями, внутри доминирующей мужской группы завоевание экономического и политического пространства начинается с захвата дискурса. Это означает, что мужские люмпен-массы должны легитимировать свои экономические и политические претензии. Каким образом? Переформулировав доказательства мужского превосходства, которое даёт им право на власть и владение женщинами.

Традиционный (старорежимный, олд) животноводческий патриархат - эта власть отцов, в прямом и буквальном смысле, формулирует мужское превосходство и мужское право на власть, в терминах религиозной (или квазирелигиозной) телеологии: мир и жизнь представляет собой воплощение идей "высшего разума". Всё имеет достаточную причину и оправданную цель, логическое начало и оптимистический конец. Мужчина возникает в результате акта творения и получает свыше необходимые возможности и санкции на создание определённых общественных структур, в целях широкого воплощения идей высшего разума. Так как первичный акт творения является единичным и исчерпывает себя созданием идеального первочеловека, а также наделяет его полномочиями для дальнейшего воспроизведения этого первичного акта творения, мужчина вынужден смешаться с материей (акт самопожертвования). Таким образом, последующие мужчины, произведённые в результате отцовских актов творения, не все оказываются одинаково достойными для индивидуального воплощения замыслов небесного архитектора, а значит, не все могут руководить процессом реализации божественных планов в обществе. Иными словами, не все мужчины могут быть частью мужской элиты: законодателями и торговцами на рынке обмена одушевлённых вещей. Чтобы стать частью элиты и получить доступ к ресурсам и каналам их распределения, необходимо выполнить ряд условий, пройти серию испытаний (совершение подвигов, инициации, возможность доказать свою принадлежность к определённому роду, постепенное, пошаговое обретение человечности), а самое главное - получить из рук члена/членов мужской элиты статус (титул) собственника женщин + приплода от них + любых материальных благ, произведённых посредством женских тел.

В олд-патриархате доступ мужчины к статусу рабовладельца (доброго хозяина) и к первичным ресурсам (женские тела) обязательно должен быть ратифицирован вышестоящими мужчинами и подконтролен им. Такая ратификация является легитимацией, и только таким образом можно гарантировать, что лишь "лучшие из лучших" будут направлять общество к его конечной цели воплощения и развёртывания идей высшего разума. В парадигме отцов женщина не принадлежит к разряду человеческих существ, и такое положение традиционный патриархат не считает нужным как-то объяснять или легитимировать, кроме утверждения о том, что такова "Высшая Воля" (подкреплённая ничем не ограниченным насилием и прямым принуждением).

Необходимость теоретически обосновать женское подчинение появляется с возникновением "парадигмы сыновей". Для захвата экономической и политической власти мужчинам-люмпенам необходимо разрушить олд-патриархатную религиозную или научную телеологию, поэтому становится необходимым теоретически обосновать женское подчинение и собственное превосходство. Разрушение олд-патриархатной религиозной телеологии происходит в два этапа: 1) разрушение религиозной, 2) разрушение телеологии.

Первый этап в легитимации "новых мужских элит" - это переформулирование права мужских масс на доступ к статусу субъектов рабовладельческого рынка, к ресурсам и каналам их распределения. После пандемий чумы в Европе и складывается эта исключительная историческая ситуация, когда обширные мужские люмпен-группы получают общественное признание, доступ к ресурсам и к массовым проституторским практикам и практикам массового сексуального насилия, вне военных действий. Эта ситуация открывает долгий период борьбы почувствовавших себя "вправе" мужских масс за собственность на средства (вос)производства, как одушевлённые, так и неодушевлённые.

Массовые претензии на передел ресурсов впервые оказались на повестке дня в период религиозных войн в Европе. Реформация и протестантские версии религии, ставшие идеологическим обоснованием процесса первоначального накопления (и секуляризации собственности старой, католической церкви), когда произошла замена идеи миропомазанности и вечного предопределённого миропорядка на идею личных заслуг, самостоятельного индивидуального служения богу (в противовес строгой иерархии католической церкви и её монополии на общение с богом) и божественной благодати в земной жизни, в виде материальных благ (кальвинизм). Протестантизм получил распространение, прежде всего, в регионах с неустойчивым земледелием, в будущем сосредоточившихся на промышленном производстве, и стал религией буржуа, дав новым гражданам возможность легитимировать свои претензии - уже не на основании принадлежности к определенному роду, а на базе личных заслуг, прежде всего, имущественного статуса.

В плане дискурса мужского превосходства это означало, что апеллирование к мужскому праву будет последовательно распространяться на более обширную аудиторию и произойдёт замена теоретической базы мужского превосходства. Эпоха Просвещения формулирует альтернативу религиозному характеру патриархатной телеологии и новые условия доступа в мужскую элиту. Любой мужчина становится субъектом социальных процессов по праву рождения, рациональным человеческим существом. Нет высшего разума, нет бога, небесного архитектора, но есть Природа, которая имеет определённое направление развития и определённый смысл, извращённый порочными "отцами", создавшими извращённое общество. Рациональные сыновья - это не сыновья отцов, а сыновья "матери-природы", общественное тело которой - это республика, основанная на общественном договоре.

Сохранение принципа телеологии сохраняет принцип ограниченности элит, основные массы остаются вне социальной субъектности и в новой республике. Деятели Просвещения обращаются к рациональным гражданам-индивидам, материальным доказательством рациональности и право субъектности которых по-прежнему является владение частной собственностью. Круг патриархатных субъектов, хотя и был значительно расширен, все же оставался весьма ограниченным.

Всякий раз, когда та или иная мужская группировка ещё недостаточно сильна экономически для продавливания своих специфических интересов и для реализации своих претензий на власть, она обращает своё внимание на дискурсивное, символическое пространство, апеллирует к "идеям" ("высшее благо, всеобщее благо, моральный императив и справедливость"). Предполагаем, что такой сценарий универсален, но наиболее чёткое воплощение он получает на западноевропейской почве. Это связано с особой идеей, возникшей вместе с европейской государственностью и постоянно ей сопутствующей. Это идея о том, что политическая власть в обществе не только не тождественна экономической, но может противопоставлять ей себя, а также ограничивать и регулировать её. Утопический революционный элемент, сопутствующий европейской политической философии, имеет несколько последствий, в частности, препятствует полному и строго материалистическому анализу того или иного общественного явления, не позволяет довести его до конца, а значит, делает ущербным и противоположным самому себе практическое воплощение любого плана социальных преобразований; утопические нарративы играют роль движущей силы для народных масс и, в то же время, являются эффективным средством управления ими.

Итак, что же происходит на задворках нового европейского гражданства эпохи Просвещения? На его задворках рождается европейский порнографический роман. Возникший из литературы эпохи Возрождения в Италии и Испании, европейский порнографический роман послужил базой для создания теории сексуальности. Отметим в связи с этим, что открытое эксплицитное изображение или описание сексуальных практик (такое, какое мы находим во многих восточных культурах) отнюдь не означает, что там была сформирована теория сексуальности. Как показывает анализ, в патриархатном обществе такая теория возникла тогда и там, где и когда возникла необходимость кардинально переосмыслить идеологию мужского превосходства, подвести под неё новую теоретическую базу. (Продолжение следует)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments