Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Виктор Хара




Чилийский поэт, театральный режиссёр, певец, политический активист и член коммунистической партии Чили, убитый путчистами во время военного переворота в сентябре 1973 года, организованного генералом Аугусто Пиночетом. Жестокое убийство на стадионе, превращённом в концлагерь, сделало певца символом борьбы. Убивали Виктора Хару несколько военнослужащих чилийской армии. Его избивали, пытали током, пробили голову, ломали пальцы, искалечили руки, а после расстреляли в упор, всадив 34 пули.

"Журналист Леонард Косичев встретил в Мексике личного врача Альенде Данило Бартулина, внука югославских переселенцев. Ему чудом удалось выжить и вырваться из Чили.

— Нас с Виктором отделили от остальных заключенных и поместили в холодный проход. С семи вечера нас несколько часов избивали. Мы лежали распростёртые на полу, не в силах пошевелиться. Лицо Виктора было в кровоподтёках, один глаз заплыл совсем… Три дня пробыли на стадионе "Чили". Нас почти не кормили, чувство голода заглушали водой. Мы переговорили с ним о многом за это время. Виктор столько рассказывал о своей семье, жене, дочках, которых очень любил. О новых песнях, которые мечтал создать… На фестивале, проходившем на этом же самом стадионе, ему аплодировали, как победителю конкурса новой чилийской песни, а теперь мы были здесь узниками. Виктор вел себя мужественно, с достоинством, он не просил пощады у тех, кто его истязал, оставался самим собой, хотя тревожное предчувствие надвигавшейся расправы не покидало тогда многих.

Стадион вместимостью в пять тысяч человек был переполнен. Чтобы предотвратить взрыв, заключённых в ночное время ослепляли лучами мощных прожекторов. Вертевшиеся на турелях крупнокалиберные пулеметы были постоянно нацелены на переполненные трибуны, чтобы запугать узников. И вот заключённых стали срочно перевозить на Национальный стадион, где военным было легче контролировать положение. В последней группе, построенной перед отправкой туда, оказались и мы с Виктором. Всего в группе было человек пятьдесят. Вдруг появился комендант Манрикес. Он обошел строй и приказал вывести из него Виктора Хару, известного юриста-коммуниста Литера Кирогу и меня.

— Отведите их вниз, — приказал он.

Я знал, что отправить "вниз" означало смерть. Там была одна раздевалка с туалетами, приспособленная под специальную камеру пыток. Многих наших товарищей уводили туда, но оттуда никто не возвращался. Как-то меня вели мимо на допрос, и я увидел груду растерзанных и расчленённых тел. Потом их вывозили на грузовиках и выбрасывали прямо на улицах.

Нас с Виктором поместили в туалет, в соседнем находился Литер Кирога. Мы решили, что теперь нам не спастись, ведь мы были последними заключёнными на стадионе "Чили", но неожиданно раздалась команда, чтобы я вышел. Молча, одними взглядами мы попрощались с Виктором…"

В середине сентября истерзанное тело певца нашли брошенным около кладбища "Метрополитано". Лицо Виктора было настолько изуродовано побоями, что его поначалу не смогли узнать, к плечу лейкопластырем была прикреплена бирка с пометкой: "Неизвестный. Подобран на улице". Джоан Тернер, жена Хары, отыскала тело мужа и втайне его похоронила, после чего вместе с детьми смогла покинуть страну, сохранив все рукописи.

В июне 2009 года тело Хары было эксгумировано. Оказалось, что умер он не от пулемётной очереди, которую выпустил Хосе Адольфо Паредес, а от выстрела в голову. На момент смерти у Виктора было тридцать переломов. В декабре 2009 года останки Хары были перезахоронены на главном кладбище страны. Что касается Эдвина Димтера Бианчи, выстрелившего в голову певца, то его оберегает амнистия. Офис, где он устроился на работу, на четырнадцатом этаже Министерства труда. Его письменный стол свободен от семейных или иных фотографий, только стол, полки и рабочее оборудование. Дон Эдвин, элегантный, замкнутый, нелюдимый человек, сторонится неформальных встреч и отношений с коллегами.

В 2008 году чилийский судья Хуан Фуэнтес признал единственным виновным в расправе над певцом отставного армейского полковника Марио Манрикеса Браво, он находится под домашним арестом. Этот офицер после совершенного Аугусто Пиночетом в 1973 году переворота был комендантом концлагеря, в который превратили стадион "Чили" в Сантьяго. Однако, родственники и близкие друзья Виктора Хары требуют привлечения к суду непосредственных убийц и их вдохновителей, вроде Хорхе Арансибиа - одного из главарей хунты, экс-командующего ВМС, а ныне сенатора.

Сейчас в Чили сидят за решеткой десятки осужденных за преступления против человечности бывших сотрудников охранки, но вооруженные силы покрывают палачей из своей среды периода диктатуры 1973-1990 годов. "К делу Виктора причастен широкий круг армейских офицеров", - говорит Нельсон Каукото, адвокат Джоан Хара. Не был осужден и умерший в декабре 2006 года Пиночет, хотя его с 2004 года поэтапно лишали иммунитета от уголовного преследования за соучастие в убийстве более трех тысяч земляков и иностранцев (из интернет-источников).
Subscribe

  • Риторический вопрос

    Кто заинтересован в войнах? Ответ, разумеется, может быть только обобщающим... Пысы. Гендерный вопрос глазами изостудии 420 -…

  • Из новостей

    "Санкции русским за кибератаки"... И дебильные блаблабла. При этом ни одного доказательства, что действовали "русские хакеры",…

  • Зимнее

    https://youtu.be/-m7bB6fnEjw

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments