Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Про гениев

Взято у chingizyd в Парадокс Перельмана
Я в математике разбираюсь, как свин в апельсинах, т.е., совсем чуть-чуть. С перепугу сдал в институте «вышку» с первого захода на 4 - и на этом мои достижения в этой отрасли знаний закончились совершенно, от слова совсем. Пару раз случались откровенные конфузы: раз преподаватель вызвал к доске и попросил рассчитать норму высева, я прикинул в уме и нарисовал результат. «Верно - сказала молодая и симпатичная, - а теперь распиши, как ты считал» – и я не смог, чем поставил её, да и себя, в тупик; зашел к знакомой, и та попросила помочь её сыну разобраться с простыми дробями – стыдобень, аж до сих пор, как вспомню, уши горят.

Правда, раз 5 проходил психотесты и последний раз влетел в разбор полетов – Почему, - возмущалась специалист по моим мозгам – Вы улучшили свой результат в тестах по скорости решения задач? Так не бывает! Вы их сфальсифицировали! Вот как ей было объяснить, что я не решаю, а прикидываю в уме и выбрать из пяти вариантов значение поближе к тому, которое «прикинулось», мне в уме не сложно, а при должном уровне нахальства такие тесты идут на ура. А в последний раз я был уже достаточно нахален для того, что бы не стеснятся своих промахов.

Вот поэтому вся эта возня с доказательством гипотезы Пуанкаре как-то прошла мимо меня: что-то слышал краем уха - и всё. Но попался на глаза докфильм о Григории Перельмане, и очень меня заинтересовали пару моментов в этой истории. Наверное, потому что я ни разу не математик. Первое, это как отреагировали американцы в кадре на его отказ от заслуженной награды: однозначно, как на оригинальный и изощренный пиар. Второе, как характеризовали Григория знающие его соотечественники: перфекционист высшего разбора, придирчивый к собственной персоне, аскет, девственник в высшем смысле девственности, понимающий цену этого своего свойства и охраняющий его.

Что стало ясно из фабулы произошедшего, так это то, что Перельман сумел продвинуться куда-то в такую даль, что его щедрое и публичное объяснение своего открытия не оставило у сопричастных даже тени понимания: миллион талеров Нового Света и доказательство гипотезы Пуанкаре - это часть чего-то более грандиозного, на фоне которого вся движуха по поводу премии выглядит детской прихотью или бредом сумасшедшего.

Для себя я открыл то, что Перельман - чистейший воды совок. Более того, соотечественники вполне прозрачно намекают, что кондовая совковость Гриши есть важное условие сделанного им открытия. Вспомним, как характеризуют самого Пуанкаре: получается, у них с Перельманом много общего, в плане следования этическим нормам. Что цитируют в фильме из Александрова: то, что его интересует не геометрия, а этика – во как!

Вся история крутится вокруг непонятного упрямства Перельмана, вокруг его почти патологической скрытности, около его «гордыни» - и никто в фильме не заикается о том, что поведение Григория может быть следствием его открытия, что человек, уразумев форму Вселенной, обязательно должен получить знание о том, как этой форме следует соответствовать.

Парадокс Перельмана в том, что назначенный к получению Григорием миллион опровергает его открытие. И никто не хочет понять эту часть открытия. Там есть, кому догадаться об этом, но объяснить это вслух - значит, для них разоблачить самих себя. Единственные прозвучавшие в фильме слова Григория - о том, что мы ничего не понимаем. И в этом часть его прозрения. Конечно, отказ от награды - сам по себе манифест, но и призыв к тому, кто сможет понять.

Поразительно, вот человек, который держит за уши человечество над пропастью с его нечистотами - залог будущего человечества, без преувеличения, мессия, выношенный советской цивилизацией. Он один, как Атлант, а смена не пришла…

***

Татамо: кажется, русский математик Остроградский путался в таблице умножения и терпеть не мог арифметику, будучи гениальным математиком. Говорят, математика - это поэзия...

Да, мне трудно понять Перельмана, потому что слишком скудно и нище он живет, чтобы отказываться от средств, которые, например, хотя бы его матери предоставили возможность пожить в конце жизни так, как хочется, а не как приходится - и без забот. Возможно, он встретился - назовем это так - с Сущим (хотя там, очевидно, совершенно другой отсчет не только времени и пространства, но и понятий), поэтому всё остальное потеряло смысл. Тем не менее, его поведение, по-моему, чересчур жестковато. Впрочем, гениям всё простительно. И это самые большие чудики, рассеянные и забавные. И самые одинокие люди на свете. И вспоминается пушкинское: "Гений и злодейство - две вещи несовместные"...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments