Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Бунинские чтения

Взято у lyamur в «Окаянные дни»: 100 лет назад и сегодня
«Окаянные дни», похоже, читали все, кроме меня. Ну и я теперь асилила. Мои впечатления:
Очень злободневно звучит. Ну очень-очень злободневно. Бунин высказывается примерно в том же хейтерском ключе, как сегодня добрая половина фейсбука вещает. Некоторые пассажи выглядят, как будто сейчас из бложиков (ну, Бунин, несомненно, много талантливее, но градус ненависти схож).

Бунину аж дурно от того, в каких условиях он живёт и с каким быдлом сталкивается. Его, в самом прямом смысле, «аж трясёт» – постоянно упоминает о разных проявлениях соматизации: руки тряслись, ноги подкашивались, шёл, как пьяный, мороз в голове, услышал новость – и чуть не упал. Тут, конечно, человека жалко – эк его колбасит. При этом он ненавидит всё происходящее вокруг, даже не пытаясь вникнуть в положение других, проявив эмпатию. Не, нуачо? Всё ж было суперски: ему всегда жилось тепло, сыто и удобно - антоновские яблоки, деревенские девки и т.п. Самая тягостная проблема описывалась в "Чистом четверге": когда дама обманула – дать дала, а замуж не пошла. А потом вдруг бац – и набежала вся эта злобная матросня, жиды и недоучившиеся студенты с наганами. Затрясёшься тут от ярости. Откуда вы все выползли, спрашивает автор, ну чего вам не жилось? Мне же вот жилось отлично. Без вас-то.

Бунин явно привык жить сыто, по-барски, это для него правильно, нормально, естественно. Как выживает прочая голытьба, его не интересует. Историйка: Бунин покупает фунт табаку, вывешивает в окне между фортками («чтобы не сох»). На следующий день – звон разбитого стекла, улепётывающий голодранец с табаком. «Везде грабёж!» – возмущен Бунин. Да, нехорошо как-то, барина обчистили. Ему теперь неприятно, он обижен и возмущён. О том, чтобы пожалеть кого-нибудь нищего на улице, купить что-то из жалости у обедневшего или просто подать бедняку – о таком ни разу не сказано (не знаю, делал ли он это, но точно, не упомянуто); видимо, не случилось ничего такого, от чего шевельнулось сочувствием бунинское сердце. О том же, какие лишения претерпевает он сам (грубость, гадость, хамство, грязь, дороговизна; жену его могут облапать на улице) – об этом упоминания на каждой странице. С большой, причём, ненавистью. Других же ему не жаль ни секундочки – ни ближних, ни дальних.

Вообще, очень заметно, что внешнюю сторону происходящего Бунин описывает в своей фирменной стилистике, тонко подмечая детали («широкие, крепкие спины извозчиков»; «раздувающиеся ноздри матросов», их адские клеша и переизбыток оружия) – а внутренняя жизнь людей вокруг его не интересует нисколько. Ни одной попытки узнать, чем живы другие, вникнуть в душу. Только ярлыки, хейтерство, злопыхания. «Улица безъязыкая» явно не в состоянии объяснить культурному и начитанному барину, что именно их не устраивало в прежнем, таком для него сладком, укладе жизни. Бунин раздражается: «Да что это вы всё поминаете Салтычиху» – то есть, похоже, что в публицистике тех времён упоминалась эта изуверка. Действительно, тут не поспоришь: Салтычиха была давно, её даже наказали.

Обитатели улиц, вот эти тогдашние 84% явно говорят на другом, непонятном, языке. Культурный, начитанный аристократ и помещик просто живёт в другом мире, с другими интересами и проблемами. Его не волнуют чужие сложности, ему было всегда всё норм. Тем удивительнее и неожиданнее для него оказывается социальный взрыв. То есть, народ не умеет объяснить интеллигенции своих проблем, а интеллигенция просто не интересуется, как на самом деле живётся народу. И сегодня всё так.

За собственный дискомфорт и неудобства Бунин ненавидит всё и всех совершенно утробно, хтонически. Где-то с середины текст написан чистым ядом; ненависть брызжет из каждой бунинской строчки. Автор постоянно делает далеко идущие глубокомысленные выводы из каждой мелкой ситуации, которая случается с ним или вокруг в мире: сейчас читать эти бунинские заметки и смешно и любопытно - кто все эти люди, с которыми он связывал существенные, важные грядущие перемены? Неизвестные фамилии.

Ещё одно любопытное свидетельство истории вековой давности – заголовки газет. Цитируемые Буниным, они так и кричат: вот же, вот, товарищи, немного осталось – щас революция полыхнёт во всем мире! Как-то понятнее становится, почему такая фигня и беспредельщина творились: похоже, на внутренние дела и проекты большевики переключились несколько позже, а тогда в приоритете была политика внешняя. Часты упоминания о встречах автора с вооружёнными людьми, которые либо молча мрачны, либо беспричинно жестоки. Опять-таки, это перекликается с историями о сегодняшних днях ополчения, когда у «человека с ружьём» от близости собственной смерти, а также от потенциальной лёгкости убийства слегка съезжает крыша. Вооружённые люди регулярно врываются к Буниным в квартиру, ищут кого-то (или чего-то), потом отваливают, потом снова врываются. В какой-то момент у него заканчиваются даже силы их за это ненавидеть.

Нелепо выглядят (и я тоже нахожу параллели с сегодняшним временем) попытки объяснить происходящее с «научной» точки зрения – привлекая антропометрию, Ломброзо, «теорию личности преступника», вот эту всю гуманитарную муть. Да-да, и про «красивые лица» у Бунина тоже есть! Правда, Бунин был ещё и образованным человеком, поэтому пространно рассуждает о деятелях Великой Французской революции, находя их такими же подлыми, жестокими, развратными мутантами, какими, несомненно, являются вожди большевиков; а нынешним удаётся только ляпнуть: «население России восемь миллионов». Тут, несомненно, разница есть.

Резюме: не, ну что-то надо уже делать - почему образованному классу настолько искренне начхать на собственный народ? Откуда этот паразитизм и любовь, исключительно, к хамону собственному набитому брюху и сытой, беззаботной жизни? Откуда это глубокое, истовое нежелание увидеть, за чей счёт живешь? И можно ли это изменить, вообще?

***

Татамо: у меня сложное отношение к Бунину. Безусловно, он великолепно владел словом, его легко и увлекательно читать, но, например, по прочтении сборника "Темные аллеи", мне хотелось вымыться под горячим душем. Узнав, насколько это возможно, о некоторых моментах его личной жизни, поняла, что человек когда-то был сексуально травмирован, комплексы спроецировались и на творчество, и на судьбу, и на отношение к жизни и людям, в целом. Видимо, изначальная мелкотравчатость натуры не сумела преодолеть эго, наложив не самый приятный флер на написанное. Однако, "что написано пером, не вырубишь топором". Читая где-либо о Бунине, непроизвольно ставлю рядом остролиценького тщедушного Ильина, с той же самой проблемой сублимации и психологической защиты, или кислолицего Солжа, правда, у последнего были комплексы иного рода...

Насколько здоровее, в этом смысле, творчество основательного Куприна, или ироничного Чехова (имевшего похожие личные проблемы, но чувство юмора спасло его от подобного писательского негатива), или даже сказителя Лескова. Прескверный характер фактурного Алексея Толстого легко прощаешь, читая "Гадюку" или "Похождения Невзорова или Ибикус"... "Совместим ли гений со злодейством?". Гениальных ветреников Пушкиных - "я памятник себе воздвиг нерукотворный" - рождалось ничтожно мало, чтобы их ставить в общий писательский ряд.

Мы пристрастны к писателям, забывая, что они всего лишь слабые люди, к тому же, особо ранимые, как творческие личности. Нас издавна воспитывали в уважении к печатному слову, к русскому писателю, как к пророку. Это крупно подвело, в частности, советских людей, стремящихся овладеть всеми культурными кодами и "заглядывающих в рот" любому, более-менее известному, писателю, по жизни бывшему пошлым говнюком, принимающих за чистую монету всё, без исключения, им сказанное. Особенно бессовестные из пишущей братии пользовались таким пиететом очень даже выгодно для своих шкурок...

Наверное, здесь нужно исходить из соображений личной, гражданской и даже государственной ответственности всякого публичного лица, точнее, степени такой ответственности. И, конечно, всегда помнить классическое "не сотвори себе кумира", учиться думать самостоятельно, не ссылаясь на авторитеты и, вообще, не имея их.
Subscribe

  • Типа новости

    Типа разродились. Наконец! И сколько вреда уже нанесено!! Хотя с самого начала это было ясно!!! Устами одной из стрелочниц (даже не стала смотреть…

  • Понедельничное

    У вас не бывает желания ущипнуть себя? Чтобы понять, спите ли вы? Потому что происходящее совершенно не вписывается в картину привычной жизни? У…

  • Из новостей

    Слышали? Вчера в Италии установлен новый режим - фашистский. Абсолютно везде ввели "зеленый" аусвайс. Российские блогерши, там живущие, бьют в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments

  • Типа новости

    Типа разродились. Наконец! И сколько вреда уже нанесено!! Хотя с самого начала это было ясно!!! Устами одной из стрелочниц (даже не стала смотреть…

  • Понедельничное

    У вас не бывает желания ущипнуть себя? Чтобы понять, спите ли вы? Потому что происходящее совершенно не вписывается в картину привычной жизни? У…

  • Из новостей

    Слышали? Вчера в Италии установлен новый режим - фашистский. Абсолютно везде ввели "зеленый" аусвайс. Российские блогерши, там живущие, бьют в…