Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Categories:

О Велесовой книге

(Татамо: пусть меня простит автор поста, но мне показался интересным этот ролик
с мнением В.А.Чудинова, в частности, о Велесовой книге)


Оригинал взят уskurlatovв Велесова книга, Сулакадзев, Жуковская и Корова Замунь
Поскольку я вместе со своим другом Николаем Николаевичем Месяцевым (известный чекист и затем государственный деятель и Чрезвычайный и Полномочный посол СССР в Австралии, откуда он привёз труды Сергея Лесного о "Влесовой книге"), по благословению первооткрывателя берестяных грамот профессора МГУ Артемия Владимировича Арциховского, являюсь автором первых советских публикаций о бумажных копиях знаменитых "дощек", меня до сих пор интересует дискуссия о них. Нижеприводимые компетентные соображения опровергают участие Александра Сулакадзева в изготовлении "Влесовой книги", но не опровергают, кстати, возможное "авторство" Юрия Петровича Миролюбова (1892-1970), который прорисовки этих, якобы, пропавших "дощечек" с древними письменами впервые издал. - Оригинал взят уtrueviewв Сулакадзев, Жуковская и Корова Замунь
Оригинал взят уtrueviewв Сулакадзев, Жуковская и Корова Замунь

Александр Иванович Сулакадзев (1771 — 3 (15) сентября 1830) — отставной поручик, коллекционер рукописей и исторических документов, историк и археограф-любитель, известный многочисленными фальсификациями. В XX веке лингвистические и археографические изыскания Сулакадзева становились предметом исследования литературоведов. Л. П. Жуковская и Б. А. Рыбаков связывали с Сулакадзевым историю о фальсификации знаменитой «Велесовой книги».


Тексты «Велесовой книги» стали публиковаться в журнале «Жар-птица» с января 1954. А в 1960 году Л.П. Жуковская опубликовала письмо в редакцию журнала «Вопросы языкознания» (№ 2 за 1960 год) под названием «Поддельная докириллическая рукопись: (к вопросу о методе определения подделок)». В этой статье, окончившейся негативным для Велесовой книги выводом, лингвист Л.П. Жуковская впервые произвела обстоятельный лингвистический анализ этого памятника. В Л.П. Жуковская заявила, что автором фальсификации является А. И. Сулакадзев:

«Содержание «дощечек», язык и письмо их, а также имя Влес (Велес) позволяют предположить, что указанные «до­щечки» являются одной из подделок А. И. Сулакадзева, воз­можно, именно теми буковыми дощечками, которые уже бо­лее ста лет назад исчезли из поля зрения исследователей. В ру­кописи А. И. Сулакадзева «Книгорек» (т. е. каталог) имеется следующее указание на дощечки, находившиеся в его собра­нии: «Патриарси на 45 буковых досках Ягипа Гана смерда в Ладоге IX в.». И. И. Срезневский писал: «Салакадзев, упоми­наемый в письме Востокова к графу Румянцову, издавна соби­рал рукописи, которые еще и недавно были в распродаже у ве­тошников, и, как оказалось, многое подделывал и в них, и от­дельно. В подделках он употреблял неправильный язык по незнанию правильного, иногда очень дикий».

А теперь разберемся с Небесной Коровой Замунь из текста «Велесовой книги».

Название Млечный Путь — калька с лат. via lactea «молочная дорога», которое, в свою очередь, калька с др.-греч. ϰύϰλος γαλαξίας «молочный круг». Название Галактика образовано по аналогии с др.-греч. γαλαϰτιϰός «молочный». По древнегреческой легенде, Зевс решил сделать своего сына Геракла, рождённого от смертной женщины, бессмертным, и для этого подложил его спящей жене Гере, чтобы Геракл выпил божественного молока. Гера, проснувшись, увидела, что кормит не своего ребёнка, и оттолкнула его от себя. Брызнувшая из груди богини струя молока превратилась в Млечный Путь. 

Архаичность Геры заметна в том, что ее ребенком от прикосновения к земле было чудовище Тифон (это выдает ее связь с хтоническими силами). Древность ее также сказывается в том, что Арес, один из самых кровавых и стихийных богов — ее сын [1]. Возможно, Гера имела зооморфное прошлое. На это указывает ее эпитет «волоокая» у Гомера и Нонна Панополитанского, а также то, что в жертву ей приносились коровы. Однако, изображений ее в нечеловеческом образе нет. «В нашем распоряжении имеется огромный археологический материал, но не говоря уже о том, что никаких следов изображения Геры в виде коровы или с головой коровы нет - среди огромного количества культовых изображений микенских и домикенской эпох, так называемых идолов, нет ни одного с коровьей головой» [2].

В шумерском языке KIR — «корова». Созвучно имени Геры.  В латинской и греческой традиции Млечный Путь не имел связи с молоком Небесной Коровой.


В Древней Индии корова — священное животное, символизирующее плодовитость, изобилие, землю, персонификация как неба, так и земли. В индуистской и в буддийской традиции спокойный, уравновешенный характер коровы, вероятно, настолько полно совпадал с представлениями о благочестивой жизни, что она стала наиболее почитаемым и священным животным. «Священная корова» Индии — кормилица, которая дает плодородие и изобилие (Притхиви, Адити). Притхиви — обожествленная и персонифицированная земля, мать всех существ. Она обычно прославляется вместе с Дьяусом-небом. Притхиви — женское начало, мать, а Дьяус — мужское начало, отец. Они супруги, которые первоначально были слиты воедино. Их разъединение, приписываемое прежде всего Индре (или Варуне) приравнивается к созданию Вселенной. Молоко Притхиви проливается в виде плодоносного дождя. Корова Вак, или Вач (от др.-инд. «речь», «слово»), женский аспект Брахмы, в индуизме известна, как «Поющая Корова» или «Корова изобилия». Первое определение — поющая — берет свое начало от идеи сотворения звука в мире, второе — от ее функции питать мир своим молоком, мелкой пылью Млечного Пути.

Знал ли Сулакадзев содержание индийских Вед и сюжет о Корове, питающей мир пылью Млечного Пути? Первый полный перевод Риг-Веды на французский язык был выполнен к середине XIX века уже после смерти Сулакадзева. Затем последовали сразу два немецких перевода – стихотворный (1876-1877) и прозаический (1876-1888). Позднее на немецком же был издан перевод К. Гельднера, а за ним последовали другие. На русский язык первые восемь гимнов Ригведы были переведены Н. Крушевским в 1879 г. Значительно позднее по нескольку гимнов перевели Б. Ларина (1924 г.) и В. А. Кочергина (1963 г.). И только в 1972 г. русскому читателю представилась возможность познакомиться сразу с десятой частью Ригведы (104 гимнами) в переводе Т. Я. Елизаренковой.

Записи Риг-Веды появились в Индии около V века до н. э. в форме письма брахми, но тексты, сравнимые по длине с Ригведой, скорее всего, не записывались до раннего Средневековья, когда появились письмо Гупта и письмо Сиддхам. В Средние века манускрипты использовались для обучения, но до появления в Британской Индии печатного пресса в сохранении знания играли незначительную роль из-за своей хрупкости, ибо записывались на коре или пальмовых листьях и в тропическом климате быстро разрушались. Гимны сохранялись в устной традиции около тысячелетия со времени их составления до редакции Ригведы, и вся Ригведа целиком сохранялась в шакхах в течение последующих 2500 лет, начиная с редакции вплоть до editio princeps Мюллера — коллективный подвиг запоминания, не имеющий аналогов в любом другом известном обществе.

У шумеров подчёркивается соответствие между коровьим молоком и лунным светом (Син — бог луны).  В ближне-восточных мифологиях известны образы богов, влюблявшемся в корову (аккад. Сина [шум. SI — «рог», полумесяц имеет форму рога]), угарит. Алиййану-Балу). В хеттско-хурритском мифе бог солнца, влюбившийся в корову, превращается в юношу и обращается к ней с притворными упрёками, грозя наказанием за потраву луга, на котором она кормилась. После встречи с богом корова беременеет и рождает сына — человека. Она взывает к небу, испрашивая у бога солнца милости и жалуясь, что, будучи четвероногой, родила двуногого сына. Она хочет съесть сына, но бог солнца спускается с неба и велит своему советнику отнести ребёнка в горы, где его должны сторожить змей и птицы.

Шумерские, ассирийские, эламские, хеттские и хурритские тексты дешифрованы после смерти  А. И. Сулакадзева.

В Древнем Египте Нут — богиня Неба, дочь Шу и Тефнут, сестра и жена Геба и мать Осириса, Исиды, Сета и Нефтиды.

Нут — Небесная Корова, особо почитаемая в Египте как олицетворение неба, точнее сказать — космоса, потому что ее тело изображали усыпанным звездами. В древнеегипетском исполнении корова близка к диким предкам: стройная, элегантная, красивая. Недаром перед изображением коровы часто ставился иероглиф, означающий «красота». Образ прекрасной Небесной Коровы относится не к тому «нижнему небу», воздушному пространству, по которому плывут облака (его олицетворял Шу), а к более высокой и отдаленной сфере звезд, которую со времен античности принято называть космосом. В этом контексте приобретает смысл название Млечный Путь для звездной полосы, в виде которой предстает перед обитателями Земли наша Галактика.

Образ Небесной Коровы восходит к далекой древности и отражает верования скотоводов. Уже во времена первых фараонов, около 4,5-5 тысячелетий назад, этот образ воспринимался, как аллегория, символ. Наряду с ним использовались и другие образы. Так, в Текстах пирамид встречаются фразы: «Звезда плывет по океану под телом Нут» (каким бы ни было тело Нут, но оно явно отождествляется с Космосом, а океан — возможно, с воздухом или даже сферой звезд). Об усопшем Фараоне сказано: «Он — сын великой дикой коровы. Она беременеет им и рождает его, и его помещает под ее крылом». В этом случае использован дополнительный образ крыльев коршуна, которые тоже служили символом неба. Для древних египтян звездный небосвод выступал в образах коровы Нут, женщины Нут, океана, крыши и даже крыльев.

В египетских мифах Космическая Корова Нут по совету Нуна поднимает на себе усталого престарелого Ра в небесную высь. На большой высоте у Нут закружилась голова, а ноги ее задрожали. Тогда Ра пожелал иметь богов, чтобы поддержать ее (интересно, что он лишь высказал пожелание, а исполнил его, судя по всему, всемогущий Нун). Тогда восемь божеств встали у ног Космической Коровы, а Шу стал поддерживать ее брюхо.

Нут ежедневно проглатывает звезды и солнце, а затем рождает снова (смена дня и ночи).

В славянской мифологии Небесная Корова Земун — мать Бога Велеса. В «Велесовой книге» сказано:

«И тут Корова Земунь пошла в поля синие и начала есть траву ту и давать Молоко. И потекло то Молоко по хлябям небесным, и звездами засветилось над нами в ночи» (Ту бо то Крава Земунь iде до поля сынiя я пощена ядсте траву ту, а млеко дава. I теце то Млеко до Хлябэх а свэте в ноще згвэнздама над ны).

Здесь под Молоком небесным имеется ввиду Млечный Путь — наша галактика. Потому в древний русский праздник «День Бога Велеса» не едят говядину, дабы не обидеть Велеса-Коровича, но едят всё, что дают коровы людям из молочных продуктов — творог, молоко, масло...

В другом фрагменте корова названа Замунь:

Так слава наша пойдет к Матери Славе и пребудет в Ней до конца концов земных и иных жизней. Это у нас с вами по-свойски, не бояться смерти, потому как мы — потомки Славные, а Даждьбог породил нас через корову Замунь. И вот мы Кравенцы — и Скифы, Анты, Русы, Борусины и Сурожцы. Так мы остаемся наследники Русские и с пением ведь идем во сию во Сваргу Сварожью Синюю. (Тако слва наше отеце до Матырь Слве а пребенде в онь до конца конець земстех а iнех жiтве. То бе сва со сте н боящетi сен смрте, яко смехом потомiце славне, а Дажбо нас родiве кренз краву Замунь. А то бедехшемо Кравенце — а Скуфе, Антiве, Русы, Борусень а Суренжецы. Тако сме стахом дедь Русове а с пенде бе iдьем а до се до Небi, Сварзе Сынея).

В аккадском языке šamû — «небо», т. е. в переводе с аккадского Замунь — Небесная. «Зам» (zam) или «замин» в переводе с фарси означает «земля». Корова Замунь — персонификация как неба, так и земли. Санскр. Притхиви — पृथ्वी pṛthvī «земля». Замунь — славяно-иранская калька ведической Притхиви. В шумерском se [se12; še; ze2 "plural stem of lug[to dwell]"], lug — «пастбище» (луг), ze [ze2 "dirt" Akk. erşetu "earth, land"] — «грязь, земля».

Жан-Франсуа Шампольон, основатель египтологии, расшифровал текст Розеттского камня 14 сентября 1822 года, а Сулакадзев умер в 1830 году. Мог ли Сулакадзев узнать из зарубежных научных публикаций о Небесной Корове и создать «Велесову книгу»? Существовала ли к тому моменту какая-либо прорисовка и перевод сюжета о Небесной Корове?  Сулакадзеву и египтологам было отведено всего восемь лет.

Задам вопрос главному стороннику версии о фальсификации «Велесовой книги» и самому известному российскому лингвисту Андрею Анатольевичу Зализняку? Мог ли А. И. Сулакадзев, не обладая какими-либо источниками, создать сюжет о Небесной Корове и попасть прямо в точку с  ее именем Замунь?!

© TrueView
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments