September 18th, 2012

детство

Максим Горький об антисемитизме

14

Интересные дела! Хотела перепостить свой пост, но не нашла его. Мне не в лом повторить. И не надо меня красить одной краской и приписывать к чьему-либо лагерю. Я сама по себе. Мысли тесно в рамках прокрустова ложа обычных обывательских представлений о добре и зле. Но наиболее прогрессивным я считаю то - гуманное - общество, которое стремится к социальной справедливости, и оно уже было: СССР.
Итак, из дореволюционных воспоминаний Максима Горького:

"...Профессор З., бактериолог, рассказывал мне: "Однажды, в присутствии генерала Б., я сказал, что хорошо бы иметь обезьян для некоторых моих опытов. Генерал серьезно спросил: "А жиды не годятся? Тут у меня жиды есть, шпионы, я их все равно повешу, берите жидов!".

И, не дожидаясь моего ответа, он послал офицера узнать, сколько имеется шпионов. Я стал доказывать его превосходительству (Татамо: и слова-то какие рабские!), что для моих опытов люди не годятся, но, не понимая меня, генерал, вытаращив глаза, говорил: "Но ведь люди все-таки умнее обезьян, ведь если вы впрысните человеку какой-нибудь яд, он вам скажет, что чувствует, а обезьяна - не скажет!". Возвратился офицер и доложил, что среди арестованных по подозрению в шпионаже нет ни одного еврея, все цыгане и румыны. "А цыгане - не сгодятся? Жаль!" резюмировал генерал.

Вспоминая о евреях, чувствуешь себя опозоренным. Хотя лично я за всю свою жизнь, вероятно, не сделал ничего дурного людям этой стойкой расы, а все-таки при встрече с евреем тотчас вспоминаешь о племенном родстве своем с изуверской сектой антисемитов и о своей ответственности за идиотизм соплеменников. Я честно и внимательно прочитал кучу книг, которые пытаются обосновать юдофобство. Это очень тяжелая и даже отвратительная обязанность - читать книги, написанные с определенной целью: опорочить целый народ!... В этих книгах я не нашел ничего, кроме моральной безграмотности, злого визга, звериного рычания и завистливого скрежета зубов. Так вооружась, можно доказывать, что славяне, да и все другие народы, тоже неисправимо порочны. И не потому ли ненавидят евреев, что они, среди других племен мешанной крови, являются племенем, которое - сравнительно - наиболее сохранило чистоту лица и духа? Не больше ли "Человека" в семите, чем в антисемите?

Постыдному распространению антисемитизма в массах способствуют сочинители и рассказчики "еврейских" анекдотов. Странно, что среди них нередко встречаешь евреев. Может быть, они хотят показать, как хорош печальный юмор еврейства... и этим надеются возбудить симпатию к своему народу у врагов его? Может быть, другие анекдотисты желали бы, показывая еврея смешным, убедить идиотов, что он вовсе "не страшен"? Но разумеется, среди них есть выродки и негодяи народа своего.

Таких анекдотистов было, как мне кажется, особенно много в 80х годах 19 века. Весьма славился Вейнберг-Пушкин, говорили, что он брат П.И.Вейнберга - "Гейне из Тамбова", отличного переводчика Генриха Гейне. Этот Вейнберг-Пушкин даже издал книжку глупых и бездарных "Еврейских анекдотов" или "Сцен из еврейского быта"... Мне нравилось слушать его рассказы - рассказчик он был отменный - и я ходил в Панаевский сад в Казани, где Вейнберг выступал на открытой эстраде. В то время я был булочником...

Однажды я пошел туда с маленьким студентом Грейманом, очень милым человеком (позже он застрелился). Меня очень смешили шуточки Вейнберга, но вдруг рядом с собой я услышал хрипение, то самое, которое издает человек, когда его душат, схватив за горло. Я оглянулся - лицо Греймана, освещенное луною и красными фонарями эстрады, было неестественно: серо-зеленое, странно вытянутое, оно все дрожало, казалось, что и зубы дрожали - рот юноши был открыт, а глаза влажны, он хрипел, присвистывая: "Сволочь... О, сволочь..." И, вытянув руку, поднимал свой маленький кулачок так медленно, как будто это была двухпудовая тяжесть. Я перестал смеяться, а Грейман круто повернулся, нагнул голову и ушел, точно бодая толпу зрителей. Я тоже тотчас ушел и долго ходил по улицам, видя перед собою искаженное лицо человека, которого пытают - и хорошо поняв, что я принимал веселое участие в этой пытке...

Разумеется, я не забыл, что люди делают множество разнообразных гадостей друг другу, но антисемитизм все-таки я считаю гнуснейшей из всех..."
детство

Максим Горький об Александре Блоке

blok_29_1916

.....................1

...Иногда мне кажется, что русская мысль больна страхом перед самою же собой, стремясь быть внеразумной, она не любит разума, боится его.

Хитрейший змей В.В.Розанов горестно вздыхает в "Уединенном": "О, мои грустные опыты! И зачем я хотел все знать? Теперь уже я не умру спокойно, как надеялся".

У Л.Н.Толстого в "Дневнике юности" сурово сказано: "Сознание - величайшее моральное зло, которое только может постичь человека".

Так же говорит Достоевский: "...слишком сознавать - это болезнь, настоящая, полная болезнь... много сознания и даже всякое сознание - болезнь. Я стою на этом".

Реалист А.Ф.Писемский кричал в письме к Мельникову-Печерскому: "Черт бы побрал эту привычку мыслить, эту чесотку души!".

Леонид Андреев говорил: "В разуме есть что-то от шпиона, провокатора". И - догадывался: "Весьма вероятно, что разум - это замаскированная старая ведьма - совесть".

Можно набрать у русских писателей несколько десятков таких афоризмов - все они резко свидетельствуют о недоверии к силу разума. Это крайне характерно для людей страны, жизнь которой построена наименее разумно. Любопытно, что и П.Ф.Николаев, автор книги "Активный прогресс", человек, казалось бы, чуждый такой мысли, писал мне в 1906 году: "Знание увеличивает требования, требования возбуждают неудовлетворенность, неудовлетворенный человек - несчастен, вот почему он социально ценен и симпатичен лично". Какая-то буддистская мысль.

Впрочем, и Монтень печально вздыхал: "К чему вооружаемся мы тщетным знанием? О, сколь сладостно и мягко изголовье для избранных - незнание и простота сердца". Он объяснял долголетие дикарей их незнанием наук. Эпикуреец Монтень жил в эпоху религиозных войн, он был весело мудр и находил, что каннибализм дикарей не так отвратителен, как пытки инквизиции.

Через триста лет Лев Толстой сказал о нем: "Монтень - пошл". Толстой мыслил церковно и по форме, и по содержанию. Не думаю, что догматизм был приятен ему, и едва ли процесс мысли давал Толстому то наслаждение, которое, несомненно, испытывали такие философы, как, например, Шопенгауэр, любуясь развитием своей мысли. На мой взгляд, для Толстого мышление было проклятой обязанностью, и он всегда помнил слова Тертуллиана, которыми выражено отчаяние фанатика, уязвленного сомнением: "Мысль есть зло".

Не лежат ли - для догматиков - истоки страха перед мыслью и ненависти к ней - в Библии: "Азазел же научил людей делять мечи и ножи... научил их разным искусствам... объяснил течение звезд и луны. И настало великое безбожие и разврат на земле, и скривились пути человеческие..."?

Все это припомнилось мне после вчарашней неожиданной беседы с А.Блоком. Я вышел вместе с ним из "Всемирной литературы", он спросил, что я думаю по поводу его "Крушения гуманизма"? Несколько дней назад он читал на эту тему доклад, маленькую статью. Статья показалась мне неясной и полной трагических предчувствий. Блок, читая, напоминал ребенка сказки, заблудившегося в лесу: он чувствует приближение чудовищ из тьмы и лепечет навстечу им какие-то заклинания, ожидая, что испугает их. Когда он перелитывал рукопись, руки его дрожали. Я не понял: печалит его факт падения гуманизма или радует? В прозе он не так гибок, как в стихах, но это человек, чувствующий очень глубоко и разрушительно, в общем, человек декаданса. Некоторые мысли доклада показались мне недостаточно продуманными: "Цивилизовать массу невозможно и не нужно", "Открытия уступают место изобретениям". 19 и 20 века именно потому так богаты изобретениями, что это эпоха обильнейших и величайших открытий науки. Говорить же о невозможности и ненужности цивилизации для русского народа - это "скифство". И зачем Блоку "скифство"?

Как только мог осторожно, я сказал ему об этом. Говорить с ним трудно, мне кажется, он презирает всех, кому чужд и непонян его мир. Однажды он мне сказал, что ему приятно видеть, как я освобождаюсь "от интеллигентской привычки решать проблемы социального бытия": "Я всегда чувствовал, что это у вас не настоящее. Уже в "Городке Окурове" заметно, что вас волнуют "десткие вопросы" - самые глубокие и страшные, почему вы не пишите об этом?". Я сказал, что вопросы о смысле бытия, о смерти, о любви - вопросы строго личные, интимные, вопросы только для меня, я не люблю выносить их на улицу, а если иногда и делаю, то неумело и неуклюже. Говорить о себе - тонкое искусство, я не обладаю им.

Зашли в Летний сад, сели на скамью. Глаза Блока почти безумны, по блеску их, по дрожи его холодного, но измученного лица я видел, что ему нужно говорить, спрашивать. Он заговорил о русской интеллигенции словами осуждения, которые сейчас, после революции, особенно неуместны. Я сказал, что, по моему мнению, отрицательное отношение к интеллигенции есть именно чисто "интеллигенское" отношение. Его не мог выработать ни мужик, знающий интеллигенцию только в лице самоотверженного земского врача или преподобного, сельского учителя; его не мог выработать рабочий, обязанный интеллигенту своим политическим воспитанием. Это отношение ошибочно и вредно, не говоря уже о том, что оно вычеркивает уважение интеллигенции к себе, к своей исторической и культурной работе.

Всегда, ныне и присно, наша интеллигенция играла, играет и еще будет играть роль ломовой лошади для истории. Неустанной работой своей она подняла пролетариат на высоту революции, небывалой по широте и глубине задач, поставленных ею к немедленному решению. Он не слушал меня, угрюмо глядя в землю, но когда я замолчал, снова начал говорить о колебаниях интеллигенции в ее отношении к "большевизму" и, между прочим, верно заметил: "Вырвав из тьмы дух разрушения, нечестно говорить - это сделано не нами, а вот теми. Большевизм - неизбежный вывод всей работы интеллигенции на кафедрах, в редакциях, в подполье..."

Блок вдруг спросил: "Что вы думаете о бессмертии, о возможности бессмертия?", я сказал, что может быть, прав Ламеннэ: так как количество материи во всей вселенной ограниченно, то следует допустить, что комбинации ее повторятся в бесконечности времени бесконечное количество раз. С этой точки зрения, возможно, что через какое-то энное количество времени Блок и Горький снова будут говорить о бессмертии, сидя на скамье в Летнем саду. Блок спросил: "Это вы серьезно?". У меня нет причин считать взгляд Ламеннэ менее серьезным, чем другие взгляды на этот вопрос. "Ну а вы, вы лично, как думаете?", он даже топнул ногой, хотя до этого вечера всегда казался мне очень сдержанным и неразговорчивым.

"Лично мне больше нравится представлять человека неким аппаратом, который претворяет в себе так называемую "мертвую материю" в психическую энергию и когда-то, в неизмеримо отдаленном будущем, превратит "мир" в чистую психику." "Не понимаю, панпсихизм, что ли?". "Нет. Ибо ничего, кроме мысли, не будет, все мсчезнет, пртворенное в чистую мысль, будет существовать только она, воплощая в себе все мышление человечества от первых проблесков до последнего взрыва мысли". "Не понимаю", сказал Блок, покачав головой.

Я предложил ему представить мир, как непрерывный процесс диссоциации материи. Материя, распадаясь, постоянно выделяет такие виды энергии, как свет, электромагнитные волны, волны Герца и так далее, сюда же относятся и явления радиоактивности. Мысль - результат диссоциации атомов мозга, мозг создается из элементов "мертвой", неорганической материи, в мозговом веществе человека эта материя непрерывно превращается в психическую энергию. Я разрешаю себе думать, что когда-то вся "материя", поглощенная человеком, претворится его мозгом в единую энергию - психическую. Она в себе самой найдет гармонию и замрет в самосозерцании - в созерцании скрытых в ней, безгранично разнообразных творческих возможностей. "Мрачная фантазия, приятно вспомнить, что закон сохранения вещества против нее", усмехнулся Блок. Я ответил: "А мне приятно думать, что законы, создаваемые в лабораториях, не всегда совпадают с неведомыми нам законами вселенной. Убежден, что, если б время от времени мы могли взвешивать нашу планету, то увидали бы, что ее вес последовательно уменьшается".

"Все это скучно. Дело проще: мы стали слишком умны для того, чтобы верить в бога, и недостаточно сильны, чтоы верить только в себя. Как опора жизни и веры существуют только бог и я. Человечество? Но разве можно верить в разумность человечества после этой войны и накануне неизбежных, еще более жестоких войн?" сказал Блок и вздохнул : "Если бы мы могли совершенно перестать думать, хоть на десять лет погасить этот обманчивый болотный огонек, влекущий нас все глубже в ночь мира, и прислушаться к мировой гармонии сердцем. Мозг, мозг... Это - ненадежный орган, он уродливо велик, опухоль - как зоб... Остановить бы движение, пусть прекратится время". Я ответил: "Оно прекратится, если придать всем видам движения одну и ту же скорость".

Блок взглянул на меня искоса, подняв брови, и быстро заговорил какими-то бредовыми, горячечными словами, я перестал понимать его. Странное впечатление: казалось, он срывает с себя изношенные лохмотья... Неожиданно встал, протянул руку и ушел к трамваю. Походка его на первый взгляд кажется твердой, но, присмотревшись, видишь, что он нерешительно качается на ногах. И как бы хорошо он ни был одет - хочешь его видеть одетым иначе, не как все. Гумилев даже в каком-то меховом костюме лопаря или самоеда кажется одетым, как все, а Блок требует одеяний необычных... Нравится мне его строгое лицо и голова флорентийца эпохи Возрождения...


Татамо: друзья подпускают шпильки в адрес того, что я акцентирую внимание на лицах людей. Но ведь почти всегда лицо - это зеркало души. И вот здесь: уши Блока (фото 1) низко посажены, что, обычно, является показателем не совсем высокого внутреннего "потолка", до которого, как я говорю, "можно достать рукой". Напротив, у Горького (фото 2) они находятся достаточно высоко - что иллюстрирует немалый интеллектуальный потенциал. У Горького открытое и мужественное лицо сильной, выразительной лепки большой человеческой глыбы. Ко всему прочему, и главное: он был очень гуманным человеком, любил людей и верил в них - чем лично я, например, похвастать, увы, не могу.
И подпись у него ясная и твердая...
детство

Из Максима Горького (с послесловием из А.А.Зиновьева)



Татамо: фото вверху - в советской школе нас учили МЫСЛИТЬ...
Кстати, любопытно, с какой такой "великой" целью город Горький переименован в фиг знает что лапотное и с бородою, в обрамлении мастхэвовых дорогущих иномарок на фоне ободранных халуп.



"...В 1901 году протоирей Феодор Владимирский рассуждал:
Каждый народ обладает духовным зрением - зрением целей. Некоторые мыслители именуют свойство это "инстинктом нации", но, на мой взгляд, инстинкт ставит вопрос "как жить?", а я говорю о смутной тревоге разума и духа, о вопросе "для чего жить?". И вот: хотя у нас, у русских, зрение целей практических не развито - потому что мы еще не достигли той высоты культуры, с которой видно, куда история человечества повелевает нам идти - однако ж, я думаю, что именно нам суждено особенно мучиться над вопросом: "для чего жить?". Пока что - мы живем слепо, на ощупь и крикливо, а все-таки, мы уже люди с плюсом..."

Через пять лет, в Бостоне, Вильям Джемс, философ-прагматик, говорил:
"Текущие события в России очень подняли интерес к ней, но сделали ее еще менее понятной для меня. Когда я читаю русских авторов, предо мною встают люди раздражающе интересные, однако, я не решусь сказать, что понимаю их. В Европе, в Америке я вижу людей, которые кое-что сделали и, опираясь на то, что они уже имеют, стремятся увеличить количество материально и духовно полезного. Люди же России, наоборот, кажутся мне существами, для которых действительность необязательна, незаконна, даже враждебна. Я вижу, что русский разум напряженно анализирует, ищет, бунтует. Но - я не вижу цели анализа, не вижу - чего именно русские ищут под феноменами действительности? Можно думать, что русский человек считает себя призванным находить, открывать и фиксировать отрицательное. Меня особенно удивили две книги: "Воскресение" Толстого и "Карамазовы" Достоевского - мне кажется, что в них изображены люди с другой планеты, где все иначе и лучше. Они попали на землю случайно и раздражены этим, даже - оскорблены. В них есть что-то детское, наивное и чувствуется упрямство честного алхимика, который верит, что он способен открыть "причину всех причин". Очень интересный народ, но, кажется, он работает впустую, как машина на "холостом ходу". А может быть, он призван удивить мир чем-то неожиданным..."

Среди таких людей я прожил свою жизнь. Надеюсь, мои книги достаточно определенно говорят о том, что я не стеснялся писать правду, когда хотел этого. Но, на мой взгляд, правда не вся и не так нужна людям, как об этом думают. Когда я чувствовал, что та или иная правда только жестоко бьет по душе, а ничему не учит, лишь унижая человека - я считал за лучшее не писать о такой "правде". Ведь есть немало правд, которые нужно забыть. Эти правды рождены ложью и обладают всеми свойствами той ядовитейшей лжи, которая, исказив наше отношение друг к другу, сделала жизнь грязным, бессмысленным адом...

Чуждый национализма, патриотизма и других проявлений болезней духовного зрения, все-таки я вижу русский народ исключительно, фантастически талантливым и своеобразным. Даже дураки в России глупы оригинально, на свой лад, а лентяи - положительно, гениальны. Я уверен, что по затейливости, по неожиданности изворотов, так сказать - по фигурности мысли и чувства, русский народ - самый благодарный материал для художника. Я думаю, что когда этот удивительный народ отмучается от всего, что изнутри тяготит и путает его, когда начнет работать с полным сознанием культурного и, так сказать, религиозного, весь мир связующего, значения труда - он будет жить сказочно героической жизнью и многому научит этот, уставший и обезумевший от преступлений, мир..."



Татамо: увы и ах! Это написано ДО страшной и безумной войны фашизма против всего человечества. Наш народ ценой своего генофонда освободил человечество от этой чумы. И что?!? Спустя каких-то сорок пять лет мир так саданул, с помощью наших же предателей, советских поддых, что уже вряд ли мы излечимся от этих потерь, нанесенных чудовищной исторической и человеческой неблагодарностью народов.

И снова уважаемый мною за несгибаемый, нехолуйский хребет Александр Александрович Зиновьев, из "Русской трагедии":
"Существованию человечества угрожают многие силы, но носителем и олицетворением главной угрозы являются определенные силы в США. Запад в их лице опозорил себя на всю последующую историю.... Именно терроризм сильного против слабых - одна из характерных черт идущей мировой войны стран НАТО за покорение всей планеты. И все это - открыто и цинично, на глазах сотен миллионов людей, впавших в состояние глупости, подлости, предательства, трусости, кровожадности и прочих качеств, для которых трудно подобрать адекватные оценочные слова... Если Запад сам породит своих собственных судей - это будет единственным шансом для человечества уцелеть именно в качестве человечества, а не в качестве скопления достойных презрения тварей...

Самой фундаментальной задачей Запада в борьбе с Россией было лишить ее статуса производительной державы, превратить ее в поставщика сырья для Запада (причем, не только природного, но и человеческого), сделать производительную деятельность бессмысленной для русских, превратить самую жизнеспособную часть русских в торгашей, в прислугу, в мошенников, в охранников, в развлекателей и людей таких категорий, какие характерны для колонизируемых стран...

На вопрос, какое бы время и место я выбрал бы, если бы стало возможным повторить жизнь, я ответил бы: Россию советского периода. Ответил без всяких задних мыслей, абсолютно искренне. И не в силу идеологической оболваненности - я достаточно образованный человек и поездил по миру, имею представление, как живут люди на планете - а в силу свободного выбора духовно свободного человека. Я счастлив, что появился на свет в советское время в России, в это исключение в человеческой истории, во время реализовавшейся социальной утопии, я счастлив, что прожил в это время лучшую часть моей жизни..."
детство

Тоска по крепостному праву

Оригинал взят у morozovsb в Тоска по крепостному праву.
Идея нового крепостного права, то есть, распределения, все не дает покоя некоторым особенно отчаянным головам. Эта тема вновь и вновь подымается в СМИ. Новый повод - внесение соответствующего законопроекта:



См. также: http://www.proshkolu.ru/user/volkovane/blog/301375/

Я не раз уже говорил об абсурдности этой затеи, ее бесполезности и, в сущности, антиправовом характере (получение высшего образования в законе об образовании связано с конкурсной основой, а не с последующей его отработкой). С антиправовым характером распределения даже Минобраз соглашается:

— Депутат ЕР Владимир Бурматов предложил вернуть распределение студентов после окончания вузов. Нужно ли это Back in USSR?

— По действующей Конституции полностью вернуться к данному механизму невозможно. В законопроекте «Об образовании» предусмотрены более жесткая привязка студентов-целевиков к их будущему месту работы и усиление ответственности лиц, инициирующих целевой набор, через гарантии предоставления рабочего места, организацию учебной практики, оказание социальной поддержки и многое другое, — говорит Третьяк.

http://izvestia.ru/news/535398

Примечательно, что закон нарушается в двух пунктах, как минимум. Во-первых, отбрасывается конкурсная основа, зачислять тех, кто будет подлежать распределению, будут без конкурса, ущемляя тем самым права остальных (число обучающихся не резиновое). Во-вторых, игнорируется тот факт, что получение вузовского образования - это право, не влекущее за собой заключения кабальных договоров, абсурдных в условиях капиталистического общества и свободного рынка труда.

Примечательны еще несколько вещей в инициативе. Это распределительное образование, образование для кухаркиных детей, как я понимаю, будет образованием для бедных, и, фактически, утвердит собой принцип сословности обучения. С другой стороны - это еще один шаг к платности образования обычного нераспределительного.

Еще один пикантный момент - это образование для тех, кто не смог поступить по конкурсу. Именно это говорит в интервью тот, кто представляет законопроект.

В результате, получаем образование плохое, с кабальными условиями, как средством решения гос.проблем в тех сферах, где рабочие места при обычных условиях не могут быть заполнены в силу низких зарплат, отсутствия перспектив для карьерного роста, в силу депрессивности самого региона, где предстоит работать. Бедными опять заткнут все дырки.

(Татамо: ну как тут не воскликнуть ... ёпэрэсэтэ! И меня, например, жутко "царапают" слова бедный и богатый в отношении отдельного российского гражданина, особенно, когда я знаю цену этому "богатству". А ведь совсем недавно, в Советском Союзе, люди не знали, что такое "бедный" и что такое "богатый"...)
детство

К теме той войны



Оригинал взят у alex_sincov в О войне



"- А в этом лесочке во время войны был наш полевой госпиталь. Там много могил. Хоронили умерших после ранений. Ничего не осталось. И не помнит-не знает никто... Даже холмиков могильных не осталось. Никому не нужно...

 

- А что раньше не рассказывал?

 

- Я рассказывал. Даже писал в "Комсомольскую правду". Давно. Где-то в архиве лежит вырезка из той газеты. Приехали корреспонденты. Откопали 2 могилы, написали заметку в газету и.... ЗАБЫЛИ."

 

Такой разговор у нас состоялся с Леонидом Николаевичем Жилиным на прошлой неделе, когда отвозил его в деревню.

 

100 км от Москвы.
Всего 100 километров! Рузский район Московской области. И ещё живы очевидцы. Люди, которые могут рассказать и показать.

 

Понимаю, что надо куда-то писать, что-то надо делать. Но куда? Что?...

 

... И интересно ли это кому-нибудь из власть имущих, ведь круглая дата ещё не скоро, а это не нефть, не газ и даже не земля под коттеджную застройку, а "всего лишь" заброшенные могилы погибших солдат, защищавших свою Родину, людей...

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.




(Татамо: риторические вопросы. Я вот психую каждый год 9 мая, когда местная администрация развешивает выцветшие тряпишные лоскутки розового, голубого, белого, зеленого, желтого и прочих серобуромалиновых цветов - кроме алого, кроме больших стягов. Обращалась - смотрят, как баран на новые ворота, и, курвы, не по-ни-ма-ют. Но что чинуши. Народ в эти дни повсеместно на дачах кверху задницами обрабатывает свои участки, и почти никто на балконах и лоджиях, в отличие от тех же американцев, не вывешивает флаги. Да и правду сказать, не власовский же флаг вывешивать... Однако, хоть и когнитивные диссонансы, но вполне решаемые. Всего лишь - вопрос совести и неравнодушия.)

............................
детство

Взгляд в прошлое

Оригинал взят у zanuda2 в Красные генералы мученики
Оригинал взят у aleksej_cccp в Красные генералы мученики
red_army

18 сентября 2012 16:13
Евгений Копышев

Последние 20 лет антикоммунисты и антисоветчики вдалбливают нам в голову, что на стороне красных воевали одни Шариковы и быдло, движимое темными инстинктами, а за белых сражались исключительно «лучшие люди России». Это циничная и наглая ложь врагов трудового народа. В советское время никто не боялся объективно, и даже не без симпатии изображать сторонников белого дела в литературе и кинематографе. Но для дрожащих за свое место у буржуазной кормушки и зарубежные гранты «творческих людей» это совершенно невозможно. Вот и приходится «свободному креативному классу» противопоставлять «белым эльфам» красных «недочеловеков». И при этом они утверждают, что красные проводили классовый террор, истребляя всех-всех дворян и буржуев.

Между тем, на стороне красных воевали люди, которым представители нынешней «элиты» вряд ли были достойны чистить сапоги. Пусть судьба трех красных генералов немного расширит кругозор слуг буржуазии.


Collapse )

Спасибо, товарищ генерал-майор, за интереснейший материал! Кстати, читал, что в РККА было больше бывших офицеров бывшей царской армии, чем во всех белогвардейских армиях! «В Красной Армии служило 75 тыс. бывших офицеров, в то время как в Белой около 35 тыс из 150 тысячного корпуса офицеров Российской Империи.» http://worldcrisis.ru/crisis/975408


детство

Круто...

Оригинал взят у mas_smu в Minaev Live: как мы вас всех поимели
Оригинал взят у ruscesar в Minaev Live: как мы вас всех поимели
Главные действующие лица: телепроститутка, идеолог "Единой России" и пресс-секретарь президента.
В эпизодах: все те, кого они поимели - Собчак, Романова, Пономарев, Гудков, нашисты, участники протеста и остальной народ страны.

Это стоит посмотреть от начала до конца, уверяю вас.



Постараюсь ответить, соответствуя стилистике сюжета: пью бренди, курю кофе, язык развязан, так что не взыщите.

Collapse )