February 25th, 2012

детство

Норвежец про Норвегию

Взято у jacob_public в Норвегия
Норвегия - центр доисторической цивилизации после завершения ледникового периода, мы открыли Америку за тысячу лет до Колумба, у нас самые красивые девушки, все, как на подбор, блондинки. О том, чтобы жить в Норвегии, мечтает половина Европы и вся Африка. Что значит быть норвежцем? Быть норвежцем - значит, уметь ездить на лифте быстрее других, в первую очередь, шведов. Норвежцы сообразительнее остальных скандинавов, мы понимаем 87% шведского языка и 72% датского, датчане понимают норвежский только на 68%, а шведы всего на 48% - и то, если сильно не шумит ветер. Collapse )
детство

Советская женщина: Ермольева Зинаида Виссарионовна

Оригинал взят у fleri_a в Ермольева Зинаида Виссарионовна




"В полной темноте я поднялась к себе и на ощупь открыла "лекарню", которую последнее время, сама не зная почему, стала запирать на замок. Глаза освоились, и я уверенно распахнула дверь своей "термостатной"…

Я увидела это сразу, может быть, потому, что керосинка погасла и в "термостатной" было совершенно темно. Пробирки светились, каждая в отдельности, и не рассеянным, а определённым, напоминающим лунный, голубоватым светом".


Те, кто читал роман, сразу вспомнили, откуда цитата, верно? Ну а если не читали "Открытую книгу" Вениамина Каверина, тогда, вероятно, смотрели телесериал по ней с Ией Саввиной в роли доктора Татьяны Власенковой.

Но многие ли знают фамилию той, что стала прототипом литературной героини?

Вопрос риторический. В процессе подготовки этого материала он задавался людям разных поколений и профессий. Только весьма узкий круг специалистов-микробиологов сразу же называл имя - Зинаида Виссарионовна Ермольева. И ещё те немногие люди, кому повезло встречаться с этой женщиной, которая ещё при жизни была легендой. В 1997 научная общественность отметила столетие со дня рождения Ермольевой. А умерла она больше 30 лет назад. Понятно, что тех, кто помнит её и может о ней что-то рассказать, остаётся всё меньше.

"Ну так что ж, ведь есть книга", - скажет большинство.

В том-то и дело, что книга о ней - и не о ней. Она навеяна ярким образом беззаветного служения науке женщины, которой Каверин поклонялся до конца своей жизни. Научная деятельность З.В. Ермольевой отражена автором более или менее подробно и достоверно, но далеко не полно. Когда наука достигает в своем развитии высокой степени сложности, она перестаёт поддаваться популяризации. Неимоверно увлекательная для посвященных, она не очень понятна и потому скучна неспециалистам, тем более, широкому кругу читателей. Писателю остаётся выхватывать отдельные моменты, которые могут быть хоть как-то интересны и доступны публике.

А личность и биография Ермольевой были иными, не совсем похожими на то, что придумал писатель.


Collapse )