Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Ода тридцать седьмому

Оригинал взят у nicholaes в Ода тридцать седьмому

            Публика, в связи с легким закручиванием гаек, захлебываясь слюной, вопит о новом 37-ом годе. Увы, она ошибается, как всегда. К сожалению, до 37-го мы еще не дожили. Максимум, пока что, до 30-го...

            Про тридцать седьмой год двадцатого века в СССР написано много. Про кровавого диктатора, истребившего стопиццот миллионов своего же народа; и прочая подобная ахинея. Много бумаги изведено, много перьев переломано; но четкий и внятный ответ на вопрос "что же это было?" редко когда удается услышать. И не потому, что сложен он, ответ этот, нет. Но - не выгоден. Никому. Ни белым, ни красным, ни серобурмалиновым в крапинку. Французы, и те честнее были. Один, незадолго до того, как ему голову от тушки отделили, признал подобие 37-го имманентным свойством революций - мол-де, "гидра, пожирающая своих детей". Значит, механизм процесса понял, да сказать постеснялся. Ну, и на том спасибо.

            Что есть "революция"? Всего лишь переходный процесс в очень сложной системе, именуемой "обществом".  Процесс краткосрочный, не имеющий, практически, ничего общего ни с исходным, ни с последующим состоянием системы. Накопилось в системе энное количество противоречий - а уж демулены и ленины всегда найдутся.  Отверженные, порожденные противоречиями текущего состояния системы, становятся его могильщиками. Они кладут жизни свои на алтарь борьбы - и побеждают. Исходное состояние системы нарушено; что дальше?

А дальше выясняется интересная вещь - новое состояние, которое способна принять система, не имеет ничего общего с теми представлениями, которые по этому поводу были у демуленов. Но они, победители, претендуют быть властью; корежить систему по своему усмотрению, в лучшем случае, подгонять реальность под свои убогие идеалы, в худшем - конвертировать полученную власть в звонкую монету. Так появляются революционные календари и новая топонимика; так начинаются эксперименты над системой, так появляется мораль от блядей (Коллонтай, Цеткин и пр.) или, если развивается худший сценарий, то так появляются миллиардеры ельциноидной формации. Но система (общество) стремится к новому стационарному состоянию, а не к бесконечному и разрушительному переходному процессу. Система создает спрос на созидание, на свершения и победы, на Наполеона и Сталина; и, при благоприятном стечении обстоятельств, спрос этот оказывается удовлетворен. Время революционеров-разрушителей проходит. Но, позвольте, они же - власть?! И просто так от власти не отойдут? Вот тогда и начинает, во исполнение общественного запроса, работать гильотина; тогда и наступает новый 37-ой. Под нож и пулю идут вчерашние властители - революционеры: это есть способ самозащиты общества.

Итак, что же такое 37-ой год? Это год, когда власть революционеров-разрушителей была ликвидирована окончательно, и страна, благодаря этому, смогла увеличить темпы развития. В живых остались немногие из революционеров - кто либо отошел от власти, либо безоговорочно подчинился и в меру сил выполнял поставленные перед ним задачи созидания. Что же сегодня? Что с той частью власти, которая была конвертирована в звонкую монету? Расстреляны уже всякие юмашевы-дерипаски-дьяченки? Или награбленное реквизировано и работает на созидание? Нет и нет. Пока что мы видим лишь продолжение революционного разрушения да отдельные разборки в среде р-р-революционеров ельциноидной формации, включая кремлевского подполковника. Власть - пока что - все в тех же руках, в руках революционных воров. Если уж и проводить какие-то аналогии с периодом становления Советской власти, так у нас пока что "рулит" революционный уркаган Дыбенко...

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments