Татьянин журнал (tatamo) wrote,
Татьянин журнал
tatamo

Государственный элитаризм - итог развития капитализма

Оригинал взят у valentin_aleksy в Доклад на тему: Государственный элитаризм как этап (итог) развития капитализма
Оригинал взят у viacheslav_sn в Доклад на тему: Государственный элитаризм, как этап (итог) развития капитализма
Пока патентованные экономисты беззаботно резвятся на педофильских БДСМ-пати ( http://avmalgin.livejournal.com/3152252.html ), страна живет по совершенно не зависимым ни от них, ни от их деятельности общественно-экономическим законам. Причем, каждый житель страны (кроме этих самых патентованных) понимает, что законы эти порочны и ведут к катастрофе, смутно ощущаемой уже многими. Вот эти законы и особенности современной экономики я предлагаю сформулировать и обсудить. Зачем? Чтобы понять как жить дальше, как выходить из тупика. Ведь только научившись правильно позиционироваться в пространстве - можно найти выход из этого пространства.

Идея провести форум в сетевом виде связана не только с отсутствием средств на его проведение в реале, но и с тем, какие преимущества такая форма дает. Во-первых - это неограниченный круг лиц, которые могли бы принять участие. Во-вторых - неограниченное время проведения. В третьих - доступность мыслей выступающих для всех участников в любое время суток в любом часовом поясе. Перечисленные достоинства, кроме всего прочего, являются, на мой взгляд, прообразом демократического устройства будущего.

Для начала, как организатор форума, предлагаю свой доклад на тему "Государственный элитаризм, как этап (итог) развития капитализма". Доклад сделан дважды в реале - таким образом, имеется определенный опыт, который учтен в данном изложении.

Понятие "Государственный элитаризм" впервые ввел и определил Владимир Матвеевич Сидоров - коммунист, марксист, лингвист - http://valentin-aleksy.livejournal.com/ . Согласно его определению, государственный элитаризм - это этап в развитии государственно-капиталистической монополии, характеризующийся присвоением прибавочного продукта преимущественно через государственные структуры и распределением изымаемого прибавочного продукта в интересах узких социальных групп, встроившихся разными, в том числе криминальными, способами в систему общего господства государственных структур в экономике. Как правило, свои интересы встроившиеся в систему госэлитарии прикрывают мнимыми "рыночными" отношениями.

Почему необходимо выделять этот этап в отдельное понятие? Данный вопрос вызывал дискуссию в рядах людей, знакомых с марксистской теорией. Мое мнение - выделять его необходимо, так как он АКТУАЛЬНО описывает существующие общественно-экономические отношения. Если мы сегодня будем "плясать" от капиталиста, который подчинил себе государство и действует из-под него (вольное определение государственно-капиталистической монополии), мы эту актуальность теряем. Дело в том, что капиталист уже уступил господствующие позиции другому классу - государственным элитариям. Конкретно в России он даже не успел этого сделать - потому что так и не смог эти позиции занять. Соответственно, это государственные элитарии, а не капиталисты, сегодня формируют экономические отношения и связанный с ними способ производства и распределения материальных благ. Кто же эти люди?

Государственные элитарии - это чиновники крупного ранга, руководители крупных государственных предприятий, их родственники, знакомые, т.е. люди, составляющие современную элиту, "верхний" слой общества. Основной деятельностью государственных элитариев является присвоение произведенного обществом прибавочного продукта в свою личную собственность через расходы государственного бюджета (бюджета крупных компаний, так или иначе контролируемых государством). Например, через государственное финансирование какого-нибудь крупного строительства. Или – закупки для нужд армии. Или – через прокрутки в банках пенсионных денег. Перечислять долго, вариантов множество – везде, где тратятся деньги, можно сделать так, чтобы часть денежного потока уходила к тебе.

Отсюда – коррупция, в которую вовлечена большая часть населения страны. Любые хозяйственные связи между участниками рынка обязательно содержат в себе элемент «отката» - государственному элитарию надо получать «свое», то, что он вытащил из казны организацией какой-нибудь стройки или госзакупки.

А вслед за крупным государственным элитарием идет его младший брат – государственный элитарий мелкий, который подбирает то, что не посчитал нужным «освоить» старший братец.

Здесь хотелось бы остановиться более подробно. Дело в том, что сегодняшняя экономическая мысль считает коррупцию чем-то чуждым, "присосавшимся" к здоровому телу российской (да и мировой) экономики. Нет - это не так! Коррупция сегодня - ОСНОВА современной экономики, т.е. - основа современного производства и распределения. Когда принимаются решения о том, что производить, закупать или что строить - ОПРЕДЕЛЯЮЩИМ фактором служит разрешение вопроса, кто будет "пилить" бюджет этого производства, закупки и строительства. Таким образом, эффективность и необходимость строительства, закупок и производства - вопрос вторичный и подчиненный по отношению к вопросу как распределять деньги, выделенные на эту деятельность.

Государственный элитарий (будь он в прошлом поставивший себе на службу государство капиталист или просто госчиновник) ОБОСОБЛЕН от средств производства. Он теперь - в большей степени именно чиновник, а не хозяин. Таким образом, его интересы вступили в противоречие с интересами капитала: если капитал видит своей задачей получение максимальной прибыли, государственный элитарий, видя свой интерес в том, чтобы под его контролем оказалось как можно больше государственных средств, старается эту прибыль капиталиста забрать к себе в государственный бюджет. Происходит это через налоги и иные обязательные платежи: по исследованиям, проведенным В. М. Сидоровым, государство сегодня изымает в свою пользу более 80% всего произведенного прибавочного продукта.

В отличие от предпринимателя-капиталиста, у государственного элитария нет заинтересованности заниматься вложением изъятого прибавочного продукта в развитие производства. Для него это бессмысленное занятие с точки зрения получения дохода (хотя он может выступать собственником того или иного предприятия по необходимости, в рамках "схем" по изъятию прибавочного продукта). Получается парадокс: в производстве не заинтересованы те единственные, в чьих руках сосредоточена возможность для организации этого производства. Поэтому сегодня всё так дорого – работают только те производственные предприятия, которые включены в «схему освоения» выделяемых из госбюджета средств, «присосавшиеся» к какому-нибудь госзаказу или заказу государственных корпораций. Они вынуждены задирать цены, чтобы рассчитаться с государственным элитарием и заработать хоть какую-нибудь минимальную прибыль, а государственный элитарий закрывает глаза на эти цены, так как в них – его доля.

****

Далее по ходу доклада я делал предположения, как возник государственный элитаризм. Но, учитывая, что суждения на этот счет, пока не проведено серьезных изысканий, носят спорный характер - не будут здесь тратить время читающих. Кроме того, история - вопрос, хоть и интересный, но есть вопрос важнее: это вопрос перспектив дальнейшего развития общественно-экономических отношений. Этот вопрос, как показала практика докладов, вызывает интерес гораздо больший, чем даже сама суть сегодняшнего общества и экономики. "Ну хорошо, вы все правильно говорите. А выводы какие из сказанного? Что дальше делать-то собираетесь?". И хоть ответ на данный вопрос не входит в тему доклада, обсуждался он большую часть времени и официального, и последующих бесед в "кулуарах". Поэтому и здесь я уделю ему достаточно внимания.
По истории вопроса же выскажусь кратко: на мой взгляд, возникновению государственного элитаризма в мире способствовала необходимость преодолевать противоречия между трудом и капиталом (что было сделано через социальную сферу), а также - военно-промышленное лобби, которое, для того, чтобы получать свои сверхприбыли от поставок вооружения, вынуждены были предварительно "наполнять" государственный бюджет. В России же было еще проще: "оборонка" и "социалка" достались нам в наследство от СССР, в результате, Ельцинское правительство подергалось, подергалось - да и вынуждено было свернуть на путь государственного элитаризма. И как ни старается современная власть встать на либеральный курс - ничего не выходит.

Отсюда еще один важный вывод, на который также надо обратить самое серьезное внимание: "Преодоление государственного элитаризма на путях утопического "возврата к рынку" невозможно - это доказано не только теорией, но и практикой России за последние четверть века" (цитата по В. М. Сидорову). Здесь, думаю, все понятно - 1. Государственные элитарии, занявшие большинство государственных должностей, просто-напросто, не дадут отнять у себя кусок. 2. Недолго продержится у власти политик, решивший либерализовать социальную сферу.

Таким образом, мы констатируем смерть классического капитализма в его либеральной рыночной форме.

Про государственный элитаризм, на самом деле, говорить можно долго. Он прекрасно объясняет многие процессы, происходящие в современном обществе: замедление научно-технического прогресса, стремление к национальной обособленности как элемента общего стремления к разделению по группам на различной основе (вместе служили, один ВУЗ закончили и т.п.), "откат" к мракобесию и "законничеству" в духовной и культурной сфере, деградация морали и нравственности, стремление к уничтожению демократических институтов и замене их на институты тоталитарные... Это, конечно, очень интересно! Интересно тем, как вроде ничем не связанные осколки, вдруг собираются в понятную симметричную мозаику. Однако, в данном случае мы ограничены во времени и пространстве.

Напомню три основных положения, которые мы определили по ходу доклада:

1. Коррупция - это основа производства и распределения материальных ценностей при государственном элитаризме.

2. Практически весь произведенный прибавочный продукт изымается государством для дальнейшего распределения в рамках предыдущего положения.

3. Возврат к либерально-рыночной экономической системе невозможен.

Фактически - выше сформулированы законы государственного элитаризма. На основании этих законов мы можем делать следующие выводы, важные для определения дальнейшего направления развития:

1. Борьба с коррупцией, необходимость которой декларируется современными патентованными экономистами - не только невозможна, но и, в случае ее более-менее последовательного проведения, ставит под угрозу сложившийся экономический уклад. Борьба с коррупцией не отменит ни изъятия прибавочного продукта государством, ни порядок его дальнейшего распределения, а только усложнит его присвоение государственными элитариями. Что мы сегодня и наблюдаем - по росту стоимости "обналички" и усложнения схем по выводу капиталов. Ничего, кроме дополнительного дохода паразитирующим на этих незаконных операциях, борьба с коррупцией не дает. Следовательно, коррупцию надо либо признать и перестать считать противозаконной (насколько это возможно - автор доклада не исследовал принципиально), либо - менять полностью экономический строй.

2. Очевидна невыгодность материального производства, развития научной, конструкторский мысли, прогресса в целом. Никаких благ - ни духовных, ни материальных эта деятельность не сулит. Внедрение изобретений возможно только искусственным путем - если некий государственный элитарий это изобретение захочет внедрить. Но, как мы помним, основная функция государственных элитариев - не внедрение изобретений, а присвоение государственных расходов. Следовательно, механизм стимулирования инноваций (как, например, при капитализме, когда новое изобретение - это преимущества перед конкурентами и новая прибыль), отсутствует. Для России данные выводы обозначают невозможность развития реального производства в целом - так как оно практически отсутствует, и его необходимо воссоздавать заново.

3. Обособление государственных элитариев от средств производства, при наличии у них административного ресурса, является основой экономических кризисов, в отличие от классического капитализма, не кризисов перепроизводства, а "кризисов перераспределения". Потребность в увеличении прибыли, представляет постоянный соблазн для увеличения государственных расходов и превышения их над реально произведенным продуктом. Последствия подобных действий ложатся тяжким бременем на все население государства - что мы сегодня и наблюдаем в Греции.

Думаю, сказанного достаточно, чтобы признать - государственный элитаризм опасный, неэффективный и несправедливый строй. Следовательно - он должен быть изменен. Однако, мы уже удостоверились: возврат к капитализму невозможен. А классическому капитализму, как известно, есть одна альтернатива - классический социализм с его концентрацией средств производства и упорядочиванием самого производства. Это как с возникновением Вселенной - либо ее кто-то создал, либо она самозародилась, третьего - не дано. И здесь тоже: либо хаос и анарахия производства, либо его упорядочение. "Преодоление государственного элитаризма - в общей ленинской формуле, в ленинском определении социализма как "государственно-капиталистической монополии, обращенной на пользу всего народа и постольку переставшей быть капиталистической монополией" (цитата по В. М. Сидорову).

Однако, сегодня понятия концентрации производства, плановой экономики - пугают. Пугают своей кажущейся "тоталитарной" составляющей. И это беспокойство - основа "критики справа". Критики, не лишенной оснований и исторической фактуры. Поэтому здесь очень важно показать независимость государственного устройства от экономического. На мой взгляд, это можно сделать на примере армии: сегодня наличие в демократической стране армии с ярко выраженными отношениями власти-подчинения, ни у кого не вызывает диссонанса. Между тем, так было не всегда: после Февральской Революции такая армия казалась невозможной - повсеместно вводились армейские Комитеты, отменялась дисциплина и прочие властные атрибуты. Подобные нововведения заставила отменить сама жизнь: в Гражданскую войну и красные, и белые от них отказались. Думаю, здесь уместна аналогия с организацией производства -тем более, что в этой сфере, отношения, подобные армейским, и не нужны.

Для организации качественного планирования и контроля, не нужен ни капитализм с его «невидимой рукой рынка» (работу которой, действительно, никто никогда не видел и не ощущал на себе), ни бюрократическое государство, а наоборот - нужна народная демократия. Только участие широких слоев общественности позволит планировать производство так, чтобы эту общественность удовлетворить. Только при общественном контроле качества можно добиться, чтобы это качество было наивысшим. В СССР планировали и контролировали бюрократические структуры, оторванные от реальности – этой ошибки не возникнет, если население будет планировать и контролировать само, а работа бюрократов сведется к обобщению и формальной организации процесса. Власть нужна не для того, чтобы править, а для того, чтобы обслуживать интересы народа. Поэтому там, где народ способен вырабатывать решения своим прямым действием, в делегации власти кому бы то ни было, нет необходимости. Задача бюрократии здесь – даже не исполнить, а организовать исполнение принятых решений.

Важный момент - это переход от современного государственного элитаризма к социализму. Здесь также много возможностей для спекуляций и запугивания. На мой взгляд - совершенно беспочвенные - достаточно вспомнить процитированную выше формулу В. И. Ленина. Все, что относится к «собиранию» прибавочного продукта – будет сохраняться и развиваться, все, что относится к его элитаристскому распределению – ликвидироваться. Например, Газпром, т.е. бывшее министерство нефти и газа СССР: часть его акций, контрольный пакет, принадлежит государству. Это соответствует логике производственных отношений. Часть акций – в собственности иностранных элитариев, которые получают по ним доход, но в то же время лоббируют интересы Газпрома в Европе. Это тоже соответствует логике производственных отношений, т.к. с европейским рынком Газпром способен приносить больший доход, чем без него. Однако есть еще часть акций, которую «утащили» в свою собственность государственные элитарии, близкие к Газпрому. Подобная «собственность» подлежит безусловному возврату государству без каких-либо компенсаций.

Подлежат безусловному возврату государству и иные производства и недвижимость, созданные в СССР и впоследствии приватизированные (также сельхозпредприятия и земли, помимо принадлежащих фермерским хозяйствам). Их нынешним владельцам будет предложено выплатить реальную стоимость имущества на момент приватизации, либо вернуть то, что осталось, с компенсацией не сохранившегося и стоимости износа. В случае если имущество перепродавались после приватизации, солидарно ответят все бывшие и нынешние владельцы или их наследники. Созданное и построенное после 1991 года (в том числе фермерские хозяйства) останется в собственности нынешних владельцев, с которыми государство будет конкурировать в их отраслях деятельности.

Таким образом, борьба за возвращение средств производства в собственность государства примет экономическую форму и не отразится негативно на населении, как не отразился передел влияния на эти же средства производства при смене ельцинских элитариев на путинских. Наоборот, изменения будут позитивными, т.к. с возвратом собственности, возрастут и доходы бюджета.

Однако простым возвратом производства в государственную собственность, дело не ограничится. Нынешние хозяева этих производств, в погоне за максимальной прибылью, сильно их потрепали. Плюс – моральное устаревание. На потенциале, созданном при СССР, вечно существовать невозможно, нам необходимо развивать собственный потенциал.

Организовав экономику по плановому принципу, мы лишаем государственный элитаризм его основы - коррупции. Для организации "отката" необходимо наличие государственного заказа и частника, который будет выполнять этот заказ и получать за него вознаграждение. Почему не было коррупции в СССР? Потому что не было частника, который мог бы обналичить излишне заплаченные ему средства, или перевести их на счет коррупционера. Государство делало заказ само себе и само исполняло его. Возможности для присвоения ("вывода") денег, таким образом, отсутствовали (были серьезно ограничены), а стоимость работ составляла стоимость материалов и затраченного на них труда. Коррупция началась, когда в государственные производственные отношения был внедрен хозрасчет и кооперативы горбачевской многоукладной экономики, следовательно, прекратится она только тогда, когда частник уйдет из государственного сектора.

Национализированные и вновь создаваемые средства производства будут распределены по отраслям, т.н. "полного цикла". Государство будет стремиться отделить свою деятельность от частной, путем организации собственного производства всех необходимых материалов и оборудования, выполнения всех видов работ. Подобная форма организации производства отвечает также его современному общественному характеру: сегодня, чтобы построить самолет Боинг или создать тот же Айфон, работают десятки заводов по всему миру. Объединив в своей стране это разное производство в один большой "завод" - мы получаем несомненные преимущества перед конкурентами, вынужденными в стоимость произведенной продукции закладывать прибыль всех владельцев этих малых заводов и других участников общего производства.

Наша первоочередная задача – навести порядок в сфере торговли продуктами питания. Прежде всего это значит - создать государственный агропромышленный комплекс, в противовес частному. Необходимо иметь альтернативную сеть государственных магазинов, в которых продукты питания будут продаваться без наценок, по себестоимости, то есть – дешево. Для этого в подчинение Министерства сельского хозяйства будет отдано все национализированное сельскохозяйственное производство и переработка. Отношения внутри министерства будут регулироваться не рыночной конъюкртурой, а планом. Перед производителем и переработчиком будет устанавливаться разработанный совместно с ним план на то, что предстоит вырастить и переработать, будут предоставляться необходимые средства для обновления материально-технической базы и вознаграждения работников за труд. Именно эти затраты и составят конечную цену продаваемых в розницу продуктов. Так как в этой цене не будет прибыли частных собственников-предпринимателей и многочисленных посредников, даже если повысить вознаграждение работникам, конечная цена будет ниже, чем у частника. Оставшимся фермерским хозяйствам предстоит жесткая конкуренция с государством и если они захотят ее выдерживать – им придется существенно снизить свои аппетиты.

По данному образцу будут перестроены и другие отрасли экономики. Особое внимание будет уделяться следующим отраслям: энергетике, производству материалов и средств производства. Если мы достигнем успеха в этих «первичных» отраслях, а успех в данном случае – снижение себестоимости производства и цены производимой продукции, мы не только создадим зажиточное общество у себя в стране, мы сможем конкурировать и на мировом рынке с теми странами-производителями, конкурентное преимущество которых заключается в низкой стоимости труда. У нас работник будет получать больше, чем у них – и при этом производить более дешевые товары.

Созданием плановой экономики мы освобождаем предприятия от необходимости искать сбыт произведенной продукции, избавляем от не свойственных функций, даем возможность сосредоточиться на главном – производстве. Такое положение дел есть хороший источник профессионализма и преемственности кадров – значит, повысится качество выпускаемой продукции и откроются новые возможности в развитии.

Важной составляющей успеха является правильная организация производства. Сегодня она неэффективна и направлена на работу с «откатами» больше, чем на само производство. При плановом социализме у нас не только ликвидируются «откаты», но и отпадает необходимость в структурах, обслуживающих рыночную экономику. Нам не нужны будут службы рекламы, службы по закупке материалов и продаже готовой продукции. Бухгалтерская и юридическая служба сократятся до разумных размеров.

На первое место в производстве выйдет производственный участок, т.е. служба, непосредственно создающая новый продукт. Деятельность любого производственного участка состоит из трех этапов: 1) получение материалов; 2) работа над этими материалами для создания нового продукта; 3) передача нового продукта далее – в другой производственный участок либо внешнему получателю. Каждый производственный участок самостоятельно способен выполнять эти три этапа, значит, нет необходимости в громоздких надстройках в виде глубоко структурированного административного аппарата, а функции руководства предприятием сводятся только к обеспечению взаимодействия и стратегии. Центральный аппарат нужен для статистики, внедрения новых технологий и контроля. У нас не будет департаментов, управлений, секторов. У нас не будет «головных» и «дочерних» предприятий. Функции не будут пересекаться и дублироваться, властные полномочия будут сведены к контролю и помощи, а не наслаждению собственным величием и самодурству.

Созданное плановым социализмом богатство будет обращено на пользу общества. Это и бесплатная медицина, и бесплатное жилье, и бесплатное образование. Это достойная пенсия и достойная стипендия. Это развитие науки и искусств.

***

Но все, сказанное здесь – пока планы на бумаге и рискует остаться планами на бумаге, если большинство россиян действенно не захотят, чтобы они осуществились. Нет силы в обществе и группировки во власти, которые бы эти планы поддержали и реализовали. Никому не выгодно, чтобы производимое народом богатство распределялось также народом и в интересах народа. Ждать помощи неоткуда. Зато мы со стопроцентной вероятностью можем ждать реализации других сценариев, в которых большинству населения нашей страны места нет или это место – раба, обслуживающего интересы и потребности сильного. Сильному не нужно, чтобы процветало общество, ему достаточно, чтобы процветал он сам.

Многие были в Египте до революции и видели, как египтяне, получившие высшее техническое и медицинское образование в СССР, работают гидами. Их доход зависел от того, сколько «чаевых» будет в панамке, пускаемой среди туристов. Это происходило потому, что «сильные» Египта когда-то давно поняли, что выгоднее всего здесь развивать туризм и торговлю сувенирами. Наши «сильные» подсели на нефтегазовую иглу и откаты. Почему же «сильные» всегда выбирают самый легкий путь? Может – они не такие и сильные?

В Египте эту очевидную мысль подтвердили практически. Но в Египте не знают про то, что знаем мы – и следующая власть, которая там установится, повторит ошибки предыдущей. А то и наделает новых.
У нас совсем другая ситуация – мы знаем, что надо делать. У нас есть природные богатства и остатки науки. Мы воспитывались в СССР. У нас есть и личный опыт жизни в справедливом обществе. Но если мы продолжим медлить – не останется ничего. И мы ничем не будем отличаться от Египта.

Если мы этого не поймем, если не прекратим благодушничать и надеяться на обещанную стабильность – развал экономики страны, а вслед и самой страны, произойдет очень быстро. И винить в этом мы сможем только себя самих – не госдеп и не сионистский заговор. И с нас потом спросят наши дети, которым всю жизнь работать гидами и пускать по кругу панамку.

Мы не хотим такого сценария. Мы когда-то клялись горячо любить и беречь свою Родину, и к своим клятвам относимся серьезно. Сегодня для исполнения клятвы нужны активные действия. Пора честно сказать: рынок у нас не получился, капитализм не был, и не может быть построен, не может быть построена и горбачевская многоукладная экономика. И сказать это надо не вполголоса на кухне, а в полный голос на улицах и площадях.
Спасем свою страну сами!


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment